«Час Быка» И. А. Ефремова и Ди пи юй чоу 地闢於丑

Камрад Cosmicore пишет:

Многие помнят эпиграф к научно-фантастическому роману Ивана Ефремова «Час Быка» (1968):

«ДИ ПХИ ЮЙ ЧХОУ — Земля рождена в час Быка (иначе — Демона, два часа ночи)».

(Старый китайско-русский словарь епископа Иннокентия, Пекин, 1909)

Роман впервые был опубликован в сокращённом виде в журнале «Техника — молодёжи» в 1968–69 гг. Вторая (уже полная и несколько переработанная) публикация вышла в журнале «Молодая гвардия» в 1969 г. Именно там впервые и появился этот эпиграф, поскольку в первой журнальной публикации он был другим:

Бодисатва сказал: «Теперь, прикоснувшись к скрытому в прошлом и будущем, пойди уединись в надлежащем месте и напиши для всех людей». Ученик возразил: «Повелитель познания, не дано мне искусства писать на все три колесницы жизни — высшую, среднюю и низшую. Где взять великое умение?»

Бодисатва ответил: «Знание, тебе открытое, налагает обязанность. И должен ты попытаться». — «Повинуюсь», — сказал ученик.

(Из тибетских легенд)

В качестве иллюстрации привожу сканы обоих:

Техника — молодёжи. — 1968. — № 10. — С. 8.

Молодая гвардия. — 1969. — № 1. — С. 19.

Хотя первый эпиграф не менее интересен, сегодня я хочу остановиться на втором.

Если внимательно пролистать указанный словарь Иннокентия в поисках возможных кандидатов, то можно обнаружить словосочетание 地闢於丑 ди пи юй чоу, послужившее источником для этого эпиграфа. Не составляет большого труда определить и то, что оно позаимствовано Иннокентием в словаре Палладия (при этом первая часть словарной статьи Иннокентия позаимствована у Джайлса, но это не столь важно):

Полный китайско-русский словарь составленный по словарям: Чжайльса, Архимандрита Палладия (П. С. Попова) и другим, под редакцией епископа Иннокентия. — Пекин, 1909. — Т. 2. — С. 793. — № 14647.

Китайско-русский словарь, сост. б. нач. Пекинской дух. миссии архим. Палладием и ст. драгоман. имп. диплом. миссии в Пекине П. С. Поповым. — Пекин, 1888. — Т. 2. — С. 478.

Таким образом, источником для эпиграфа послужило следующее словосочетание:

地闢於丑 ди пи юй чоу земля появилась в 2 часа по полуночи.

Очевидно, что тексты эпиграфа и источника не вполне совпадают. И здесь я вижу два основных несоответствия, которые нельзя назвать простой авторской переработкой. Во-первых, хотя это и верно, но из указанных статей не очевидно, что иероглиф чоу для второго циклического знака означает «бык» — это можно было почерпнуть только откуда-то ещё. Во-вторых, каким образом «пи» стало «пхи», а «чоу» — «чхоу»? На случайную ошибку не похоже, тогда откуда это могло взяться? Если первое ещё можно объяснить — использованы данные из справочной таблицы Vd к словарю Иннокентия (заимствованной, кстати, из словаря Джайлса), то все проверенные варианты для второго (как то: не у Бичурина ли взято?) не дали никакого приемлемого результата. Возможно, у кого-то будут идеи.

Что касается самого словосочетания 地闢於丑, то это не выдуманный Палладием пример. Оно встречается в текстах самых разных жанров, стилей и школ — даосских, буддийских (входящих в китайскую Трипитаку), в сводном комментарии Чжу Си на Лунь юй (論語集注 Лунь юй цзи чжу) и т. д. Я не смог абсолютно точно определить первоисточник, но видимо восходит это к космогонической схеме сунского мыслителя Шао Юна (из трактата 皇極經世書 Хуан цзи цзин ши шу), переработка которой вместе с мифом о Пань-гу изложена, например, в первой главе романа «Путешествие на Запад» (XVI в.) У Чэн-эня. Надо сказать, что в тексте романа это сочетание встречается дважды:

故曰,地闢於丑。 Поэтому и говорят, что земля появилась в период Чоу. (У Чэн-энь. Путешествие на Запад. Т. 1 / Пер. с кит. А. Рогачёва. — М., 1959. — Гл. 1, С. 21).

自那混沌分時,天開於子,地闢於丑,人生於寅。 …с того времени, как первоначальный хаос начал распадаться, небо разверзлось в первый период — «цзы», земля образовалась во второй период «чоу», а люди появились в третий период — «инь». (У Чэн-энь. Путешествие на Запад. Т. 4 / Пер. с кит. В. Колоколова. — М., 1959. — Гл. 77, С. 56).

Вот как объясняет эту схему Л. Р. Концевич, комментируя перевод корейского памятника «Хунмин чоным», в котором также встречается 地闢於丑也:

У Шао Юна и Чжу Си эволюция первоприрод изображена на универсальном космическом круге, который делится на 12 циклических знаков зодиака («ветвей»), символизирующих «часы» «великого года». Каждый такой «час» продолжается 10 800 лет и составляет определённый «период» ( хуй) в развитии Вселенной. Следовательно, в полном круге — 129 600 лет. В самом начале первого «периода», обозначаемого цзы, кор. ча «крыса» (зенит), из мрака выходит ( кай «открываться») небо, затем возникают солнце, луна, звёзды. Во второй «период» (т. е. в следующие 10 800 лет), называемый — чоу, кор. чхук «бык» (надир), начинает образовываться (闢 пи «сотворить, появиться») земля, а позже на ней формируются все твёрдые и мягкие тела. В третий «период» — инь, кор. ён «тигр» (северо—северо-восток) — рождаются ( шэн) человек как плод неба и земли, а с ним и всё живое. Остальные знаки зодиака передают этапы движения истории человечества. Последний из них — хай, кор. хэ «свинья» — это «период» хаоса, после которого всё начинается по новому кругу. (Хунмин чоным («Наставление народу о правильном произношении») / Исследование, перевод с ханмуна, примечания и приложения Л. Р. Концевича. — М., 1979. — (Памятники письменности Востока; LVIII). — С. 219, 279–280.; См. также: Концевич Л. Р. Из истории лингвистических учений на Востоке (Попытка интерпретации метаязыка первого памятника корейской письменности) // Народы Азии и Африки. — 1975. — № 4. — С. 112–134.)

Характерно, что принято переводить «период», а не «час».

В заключение немного «лирики». В своих путевых заметках, посвящённым трём палеонтологическим экспедициям в Монголию (1946–1949), Ефремов пишет:

Я вышел из юрты, стараясь не разбудить хозяев. Было самое глухое время — «час быка» (два часа ночи) — власти злых духов и чёрного (злого) шаманства, по старинным монгольским суевериям. Странные ноянсомонские горы громоздили вокруг свои гребнистые спины. В глубочайшей темноте, затоплявшей ущелье, звонко шелестел по траве и невидимым камням ветер. Сквозь скалистую расселину на юге горела большая красная звезда — Антарес, и звёздный Скорпион вздымал свои сверкающие огоньками клешни. — Высоко под звёздами мчались длинные полупрозрачные облака. Угрюмая местность не испугала, а даже как-то подбодрила меня. Впервые я отчётливо понял, что успел полюбить эту страну и теперь душа останется привязанной к ней. Теперь всегда дороги Гоби будут стоять перед моим мысленным взором, и каждая местность будет не просто впадиной, хребтом, сухим руслом, а участком огромного поля научных вопросов, какое представляет собою Монгольская Гоби. (Ефремов И. А. Дорога ветров. (Гобийские заметки). — М., 1956. — С. 325.)

Отсюда можно придти к выводу, что понятие о «часе быка» сформировалось у автора или, точнее, было найдено им, гораздо ранее начала работы над одноимённым романом. Впрочем, это вполне укладывается в предложенное им самим объяснение — заимствование из словарной статьи Иннокентия. В самом романе мы ещё раз встречаемся с этим:

— Мне снилось что-то плохое, тревожное. Здесь, на Тормансе, мне часто тяжело по ночам, особенно перед рассветом.
— Час Быка, два часа ночи, — заметил Гэн Атал. — Так называли в древности наиболее томительное для человека время незадолго до рассвета, когда властвуют демоны зла и смерти. Монголы Центральной Азии определяли так: Час Быка кончается, когда лошади укладываются перед утром на землю.
— Долор игнис анте люцем — свирепая тоска перед рассветом. Древние римляне тоже знали странную силу этих часов ночи, — сказала Тивиса и занялась гимнастикой.
— Ничего странного, — подал голос астрофизик. — Вполне закономерное чувство, сложившееся из физиологии организма ещё с первобытных времён и особого состояния атмосферы перед рассветом.
— Для Афи всё всегда связано с космосом! — Тивиса засмеялась.

Думаю, что оба отрывка могут наметить и путь для объяснения откуда взялся «час Демона» — концепт, полностью отсутствующий в словаре-источнике и привлечённый автором откуда-то извне ( как ?).

Update 1:

Переосмысление того же самого концепта Г. С. Померанцем в эссе «Реабилитация чёрта»:

Говорят, что черти безобразны. Это — условность иконы. Врубель разрушил её, и мы знаем: демон прекрасен, когда лицо его обращено к Властелину. Чёрт — ангел сопротивления. Но этот ангел становится безобразным, когда сопротивляться нечему. Когда нет ни деспота, ни раба, ни отдельного существа, ни вселенной, когда падают все различия, всё плавится, теряет материю, становится светом. Чёрт не хочет плавиться, он тугоплавок и в белом свете любви дымит багровым и чёрным.

Час демона начинается в сумерках. Мир остывает и снова распадается на части. Сама жизнь смотрит тогда на человека двумя разными лицами. И нельзя одинаково глядеть на машину и на Бога, одинаково отвечать на принуждение и любовь. (Померанц Г. Малые эссе: Счастье. Очень короткая философия. К теории зари. Коан. Бог и Ничто. Реабилитация чёрта // Грани. — 1971. — № 80. — Frankfurt am Main: Посев, 1971. — С. 190.)



К записи 2 комментария

西遊記

蓋聞天地之數,有十二萬九千六百歲為一元。將一元分為十二會,乃子、丑、寅、卯、辰、巳、午、未、申、酉、戌、亥之十二支也。每會該一萬八百歲。且就一日而論:子時得陽氣,而丑則雞鳴;寅不通光,而卯則日出;辰時食後,而巳則挨排;日午天中,而未則西蹉;申時晡,而日落酉,戌黃昏,而入定亥。譬於大數,若到戌會之終,則天地昏曚而萬物否矣。再去五千四百歲,交亥會之初,則當黑暗,而兩間人物俱無矣,故曰混沌。又五千四百歲,亥會將終,貞下起元,近子之會,而復逐漸開明。邵康節曰:「冬至子之半,天心無改移。一陽初動處,萬物未生時。」到此,天始有根。再五千四百歲,正當子會,輕清上騰,有日,有月,有星,有辰。日、月、星、辰,謂之四象。故曰,天開於子。又經五千四百歲,子會將終,近丑之會,而逐漸堅實。《易》曰:「大哉乾元!至哉坤元!萬物資生,乃順承天。」至此,地始凝結。再五千四百歲,正當丑會,重濁下凝,有水,有火,有山,有石,有土。水、火、山、石、土,謂之五形。故曰,地闢於丑。又經五千四百歲,丑會終而寅會之初,發生萬物。曆曰:「天氣下降,地氣上升;天地交合,群物皆生。」至此,天清地爽,陰陽交合。再五千四百歲,正當寅會,生人,生獸,生禽,正謂天地人,三才定位。故曰,人生於寅。

«Пхи» и «чхоу» могли появиться именно потому, что автор книги был в Монголии и наверняка встречался там с китайцами, отсюда и знал, что те звуки, которые в транскрипции передаются русским глухими, произносятся с заметным придыханием. Второе объяснение — копирование из какого-то иноязычного источника, где был принят иной способ транскрипции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *