Не успели заработать на швейцарском франке? Обратите внимание на Гонконг

zarab

Вско­ре после того, как Швей­ца­рия по­тряс­ла мир, от­ка­зав­шись от при­вяз­ки своей ва­лю­ты к евро, все­об­щее вни­ма­ние при­влек фи­нан­со­вый сек­ре­тарь Гон­кон­га Джон Цанг. Он за­яв­ля­ет, что при­вяз­ка ва­лю­ты го­ро­да-го­су­дар­ства к дол­ла­ру США оста­нет­ся неиз­мен­ной.

Цанг, од­на­ко, имеет неко­то­рые про­бле­мы с до­ве­ри­ем к своей пер­соне. В по­след­ние годы он ссы­лал­ся на стрем­ле­ние Швей­ца­рии со­хра­нить об­мен­ный курс фран­ка как на ис­точ­ник вдох­но­ве­ния. Это зву­ча­ло недур­но, пока в один пре­крас­ный день пре­зи­дент Швей­цар­ско­го на­ци­о­наль­но­го банка (SNB) Томас Джор­дан неожи­дан­но не от­пу­стил франк в сво­бод­ное пла­ва­ние. На по­сле­до­вав­ших спе­ку­ля­ци­ях гон­конг­ский дол­лар очень быст­ро вы­ехал к вер­шине сво­е­го тор­го­во­го диа­па­зо­на.

Что еще более важно, при­вяз­ка ва­лю­ты Гон­кон­га, под­дер­жи­ва­ю­ща­я­ся уже 32 года, может стать топ­ли­вом для раз­жи­га­ния со­ци­аль­но­го недо­воль­ства. «Зон­тич­ная ре­во­лю­ция» 2014 года была свя­за­на с рас­ту­щим нера­вен­ством не в мень­шей сте­пе­ни, чем с во­про­са­ми де­мо­кра­тии — про­бле­ма лучше всего видна на при­ме­ре за­об­лач­ных цен на недви­жи­мость, ко­то­рые сде­ла­ли по­куп­ку соб­ствен­но­го жилья невоз­мож­ной для мно­гих граж­дан. Недо­оце­нен­ность гон­конг­ско­го дол­ла­ра толь­ко усу­гу­би­ла про­бле­му за счет при­вле­че­ния огром­ных сумм из Китая (в 2013 году Гон­конг по­лу­чил 47 млрд дол­ла­ров пря­мых ин­ве­сти­ций с ма­те­ри­ка, и еще 342 млрд дол­ла­ров по­сту­пи­ли с Бри­тан­ских Вир­гин­ских ост­ро­вов, из­люб­лен­но­го при­ста­ни­ща сверх­бо­га­тых ки­тай­цев).

Валютная политика Гонконга изжила себя?

Есть много при­чин по­ла­гать, что Гон­конг не ста­нет пред­при­ни­мать неожи­дан­ных шагов, как это сде­лал Цюрих. Ре­ше­ние от­ка­зать­ся от при­вяз­ки к дол­ла­ру могут при­нять толь­ко в Пе­кине, где сидят по­ли­ти­че­ские боссы главы ад­ми­ни­стра­ции Гон­кон­га Лян Чж­э­ньи­на. И по край­ней мере неко­то­рые из пар­тий­ной элиты КПК боль­ше за­бо­тят­ся о со­хра­не­нии до­сту­па на рынок недви­жи­мо­сти Гон­кон­га, чем о тре­во­гах сред­не­го клас­са ав­то­но­мии.

Фи­нан­со­вые ре­гу­ля­то­ры Гон­кон­га, ко­то­рые ре­ши­тель­но вы­сту­па­ют про­тив любых рис­ков, видят в при­вяз­ке курса на­деж­ную опору для эко­но­ми­ки.

Стоит также от­ме­тить раз­ли­чия между Швей­ца­ри­ей (ко­то­рая в прин­ци­пе имела воз­мож­ность ма­ни­пу­ли­ро­вать своей ва­лю­той) и офи­ци­аль­ной стро­гой при­вяз­кой Гон­кон­га к опре­де­лен­ной сто­и­мо­сти дол­ла­ра США.

Эта при­вяз­ка огра­ни­чи­ва­ет пра­ви­тель­ству про­стран­ство для ма­нев­ра. Невзи­рая на меры по удер­жа­нию спро­са, цены на недви­жи­мость за пер­вые 11 ме­ся­цев 2014 года вы­рос­ли на 12% — до ре­корд­ных ве­ли­чин. Ин­фля­ция в Гон­кон­ге со­став­ля­ет 5,1% — в два раза выше, чем в сред­нем по Азии. Хотя недо­оце­нен­ность ва­лю­ты не яв­ля­ет­ся един­ствен­ной при­чи­ной этого, она, без­услов­но, оста­ет­ся одним из глав­ных фак­то­ров, спо­соб­ству­ю­щих по­вы­ше­нию цен. Ко­неч­но, при­вяз­ка ра­бо­та­ет в обоих на­прав­ле­ни­ях. Фик­си­ро­ван­ная став­ка к дол­ла­ру по­лез­на для экс­пор­та и под­дер­жи­ва­ет эко­но­ми­че­ский рост. И в то время как Китай может на­чать де­валь­ва­цию юаня, про­бле­мы Гон­кон­га с при­то­ком ка­пи­та­ла в крат­ко­сроч­ной пер­спек­ти­ве могут от­сту­пить. Впро­чем, до­ро­ги назад в любом слу­чае нет.

Чтобы об­лег­чить на­груз­ку, Гон­конг может при­бег­нуть к рез­ким мерам: на­при­мер, при­вя­зать свою ва­лю­ту к юаню. Более ре­а­ли­стич­ным ре­ше­ни­ем стало бы взя­тие курса на по­сте­пен­ные из­ме­не­ния и при­вяз­ка гон­конг­ско­го дол­ла­ра к кор­зине валют, как это сде­ла­но в Син­га­пу­ре. При­зы­вы изу­чить воз­мож­но­сти для раз­ре­ше­ния си­ту­а­ции раз­да­ют­ся с самых раз­ных уров­ней, в том числе от Пи­те­ра Вонга, ге­не­раль­но­го ди­рек­то­ра HSBC по ази­ат­ско-ти­хо­оке­ан­ско­му ре­ги­о­ну. На­ря­ду с вы­ше­упо­мя­ну­ты­ми воз­мож­но­стя­ми, Вонг пред­ло­жил от­пу­стить гон­конг­ский дол­лар в сво­бод­ное пла­ва­ние или даже раз­ре­шить ис­поль­зо­ва­ние юаней в ка­че­стве за­кон­но­го пла­теж­но­го сред­ства.

В своей книге 2013 года, «Бу­ду­щее гла­за­ми од­но­го из самых вли­я­тель­ных ин­ве­сто­ров в мире», Джим Род­жерс пре­ду­пре­ждал о том, что про­изой­дет с фран­ком. На во­прос, не может ли Гон­конг быть сле­ду­ю­щим, он от­ве­тил:

«Это про­изой­дет, но я про­дол­жаю ду­мать, что не рань­ше, чем юань ста­нет пол­но­стью кон­вер­ти­ру­е­мым».

Беда в том, что нет ни­ка­ких спо­со­бов узнать, когда это может про­изой­ти, осо­бен­но учи­ты­вая, что рост эко­но­ми­ки Китая за­мед­ля­ет­ся, и чи­нов­ни­ки в Пе­кине на­чи­на­ют бес­по­ко­ить­ся на­счет от­то­ка ка­пи­та­ла.

По край­ней мере, швей­цар­ский шок дол­жен вы­звать об­ще­ствен­ную дис­кус­сию о плю­сах и ми­ну­сах жест­кой при­вяз­ки гон­конг­ской ва­лю­ты. Если пе­ре­ме­ны в си­сте­ме могут по­мочь раз­ре­шить со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­скую на­пря­жен­ность го­ро­да, воз­мож­но, и для Гон­кон­га при­шло время шо­ки­ро­вать мир.

insider



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *