Угрожает ли миллионная армия китайских холостяков казахстанским невестам?

newest

В результате проведения политики по ограничению рождаемости, Китай столкнулся с тем, что сегодня молодых мужчин там намного больше, чем девушек. Через 10-15 лет разница составит около 25-30 миллионов человек. И есть все основания предполагать, что эта «армия холостяков» будет нести серьезные угрозы не только внутренней стабильности в КНР, но и принесет беспокойство соседним странам.

Китай – страна с очень нестандартной демографической ситуацией. Самое большое в мире количество населения при одной из самых жестоких систем по ограничению рождаемости. Однако, здесь еще один показатель, по которому Китай также «кладет на лопатки» остальные страны. В КНР самая значительная в мире половая диспропорция населения, или красиво выражаясь, «гендерный дисбаланс». Это значит, что в Поднебесной мальчиков рождается ощутимо больше, чем девочек. По последним статданным, это соотношение составляет 100:116,5. И ничего хорошего ни для Китая, ни для соседних с ним государств такая ситуация не несет.

Мальчики «любой ценой»

Истоки такого положения дел следует искать все в той же демографической политике китайских властей. После начала реформ по контролю за рождаемостью, начатых в 1979 году, в Китае набирает силу несбалансированное соотношение полов среди новорожденных. Так, по данным Нанкинского университета, за последние 30 лет мальчиков родилось на 24-34 миллионов больше, чем девочек.

После претворения в жизнь политики «одна семья – один ребенок» большинство китайцев не испытывают сомнений при ответе на вопрос, какого пола они хотели бы иметь этого одного ребенка. Мальчиков предпочитают и в силу культурных традиций, и, что главное, по материальным причинам. Сын – это залог обеспеченной старости, а дочка, уйдя в семью мужа, совсем не обязательно сможет поддерживать своих родителей после того, как у последних не останется стабильных источников дохода. Речь идет чаще всего о западных и центральных районах Китая и, в наибольшей степени, о сельской местности. Именно сельское население остается практически неохваченным системой страхования по старости, проще говоря, не получает пенсий. В больших городах люди, имеющие стабильный источник дохода, договоры с предприятиями, гарантирующие им пенсионные выплаты, да и просто нормальное образование, подобной «селекцией», как правило, не занимаются. В Пекине и Шанхае, к примеру, соотношение девочек и мальчиков составляет около 100:103. Однако в бедных провинциях, таких, к примеру, как Аньхой, Цзянси, Шэньси, половая диспропорция достигала в середине 2000-х разницы 100:135 и более.

До введения в медицинскую практику УЗИ нередко встречалась практика инфантицида, когда родители избавлялись от новорожденных девочек, а после появления УЗИ такие родители прерывают беременность, если становится ясно, что ожидается дочь. К тому же разрыв увеличивался в первые годы жизни детей. Даже если девочку оставляли в семье, то в отсталых районах о ней заботились меньше, чем о мальчике, в случае болезни или несчастного случая. Так что и смертность у девочек в таких регионах выше, чем у мальчиков.

То есть расклад такой: отдельным китайским семьям рождение мальчика выгоднее, чем рождение девочки, но в государственных масштабах это серьезная проблема. Государство это прекрасно осознает и в течение последних лет довольно жестко борется с практикой сообщения пола на ультразвуковых исследованиях, равно как и с нелегальными УЗИ и подпольными абортами. Сюда, как правило, входит ужесточение мер по отношению к врачам, сообщающим на УЗИ пол ребенка (от лишения лицензии до уголовного наказания); крайне жесткое наказание для тех, кто практикует подпольные аборты; штрафы родителям, замеченным в прерывании беременности без показаний на поздних сроках, а также разъяснительная и профилактическая работа. Так, по заявлению государственного комитета по делам здравоохранения и планового деторождения с октября 2013 года по декабрь 2014 в Китае было выявлено 6833 нарушения, связанных с абортами или нелегальным проведением УЗИ на определение пола будущего ребенка.

В целом, можно сказать, что самые худшие времена позади и сегодня разрыв, пусть очень медленно, но начинает сокращаться. Согласно планам на текущую пятилетку, китайские власти надеются довести гендерный дисбаланс до соотношения 100:112/113 к 2016 году. Однако, молодые люди, родившиеся в период самого большого разрыва, как раз подрастают…

Риски для Китая

Угрозы стабильному развитию демографической ситуации здесь сопровождаются рисками для внутриполитической стабильности и общественной безопасности. Уже сейчас в Китае живут миллионы бесперспективных холостяков. Уровень «перспективности» напрямую связан с материальным положением жениха. В Китае есть аналогичная казахстанской практика выплаты выкупа за невесту. И сейчас она составляет от нескольких сотен долларов в деревнях до десятков тысяч долларов в крупных городах. И это не говоря уже о том, что барышни, становясь все более разборчивыми, нередко загоняют будущих супругов в ипотечную кабалу.

Иными словами, «одинокими волками» становятся, в основном, бедняки из сельской местности, и ожидается, что к 2020 году их число достигнет 27-35 миллионов человек. А к 2035 году до 25% мужчин брачного возраста вынуждены будут всю жизнь оставаться без супруги.

Специалисты, говоря об этих мужчинах, все чаще используют слово «фрустрация», что подразумевает постоянное чувство разочарования и неудовлетворенности. Опасность заключается в том, что неудовлетворенность в личных делах вкупе с неудовлетворенностью собственным экономическим и социальным положением без особых сложностей перерастает в недовольство властями, такую ситуацию допустившими. Уже сегодня в Китае ежегодно имеют место сотни тысяч акций протеста, связанных с проявлениями коррупции, нарушениями прав собственности, загрязнением окружающей среды вблизи населенных пунктов. И если основная часть протестующих не будет связана семейными узами, то сладить и договориться с ними будет намного тяжелее…

Ряд экспертов говорит о сценарии милитаризации страны, также рассматривается сценарий сбрасывания социального напряжения путем разного рода военных авантюр, однако серьезных фактов в подтверждение этих гипотез пока не представлено, так что оставим их для другого исследования.

Гораздо реальнее отмечаемый уже сейчас рост преступлений, связанных с сексуальным насилием, по аналогии с инцидентами, все чаще случающимися в Индии, где сложности с «приобретением жены» провоцируют сексуальную агрессию у молодых людей, вплоть до участившихся случаев группового изнасилования в общественных местах. Как показали исследования, уровень преступности в регионах Китая с высоким уровнем половой диспропорции ощутимо выше, чем в регионах, где диспропорция менее значительна. Сюда же относится рост проституции, фиксируемый в последние годы в Китае.

Также вполне реальным является влияние полового дисбаланса на экономику. Экономисты подсчитали, что необходимость «раскошеливаться» для вступления в брак влияет на рост объемов сбережений и подобный рост избыточных сбережений может оказать негативное влияние на развитие страны.

Риски для нас

Разумеется, изложенные выше новости способны вызвать беспокойство у жителей Казахстана, ведь протяженная общая граница и тесное экономическое сотрудничество – факторы, предполагающие развитие так называемой «народной дипломатии», в рамках которой к нам могут пожаловать потенциальные супруги в непонятном пока количестве. Казахстанские красавицы, разумеется, способны вскружить голову холостякам всего мира, однако попробуем все же оценить реальные угрозы их покою со стороны китайских женихов. На сегодняшний день, перспективы у женихов не слишком благоприятные.

Во-первых, до сегодняшнего бурного роста браков с иностранцам в Китае не зафиксировано. Так, в 2013 году лишь 55 тысяч жителей материкового Китая связали себя браком с иностранцами и китайцами из Тайваня, Гонконга и Макао. Всего же в брак вступили 13,4 миллионов человек. Правда, за последние три года доля китайцев, вступивших в брак с иностранцами, выросла на 12% и это говорит о наличии тенденции. К тому же, китайская статистика упускает браки китайцев, заключенные за рубежом. Тем не менее, китайская диаспора всегда отличалась крайне медленной ассимиляцией.

Во-вторых, Синьцзян, с которым граничит Казахстан, в плане гендерного дисбаланса входит в число достаточно благополучных провинций. Хуже всего дела обстоят, как ни странно, на востоке и в центре Китая. СУАР же, где очень большой процент этнических меньшинств, не подпадающих под суровые законы об ограничении рождаемости, в целом, показывает достаточно ровную картину.

В-третьих, надо признать, что практика «импорта невест» в Китае в последние годы набирает силу, однако государства-импортеры расположены в основном, к юго-востоку от КНР. В первую очередь, это Камбоджа, Вьетнам и Мьянма. Там девушки, родители которых получают от посредников всего несколько сотен долларов, нередко с радостью готовы ехать в Китай в уверенности, что китайские супруги смогут обеспечить их намного лучше, чем местные женихи. Процесс «поставки» невест в южные и восточные провинции Китая из этих стран уже неплохо отлажен и вполне легален. Счет таким бракам уже идет на тысячи, к примеру, в прошлом году в провинции Цзянси было зарегистрировано более 2000 браков китайцев с девушками из стран Юго-Восточной Азии.
Однако, нередки и случаи обмана, когда вьетнамкам или камбоджийкам обещают в Китае работу, а по факту привозят их на «черный рынок» невест, вернуться откуда очень непросто…

И наконец, между казахстанскими невестами и китайскими женихами слишком велики культурные различия, что в условиях относительного материального достатка в Казахстане сводит к минимуму как романтические, так и корыстные мотивы заключения межнациональных браков.

Тем не менее, если массовый наплыв холостяков пока прогнозировать рано, то стоит предостеречь наших девушек от попадания в ситуации, когда их согласия могут и не спросить. В Китае в последние годы усиливается преступность, связанная с торговлей людьми. Многим китайцам «купить» иностранную невесту дешевле, чем заплатить выкуп за китаянку. Поэтому следует очень внимательно относиться к предложениям о работе или учебе в Китае, публикуемым на сомнительных ресурсах или предлагаемым подозрительными посредниками. Для государств Юго-Восточной Азии это уже стало очень серьезной проблемой. Будем надеяться, что у нас такая ситуация не возникнет.

Татьяна Каукенова



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *