Письменный китайский сталкивается с цифровой эпохой в Азии

piskitays

В школьные времена Акихиро Мацумура потратил сотни часов на изучение замысловатых китайских иероглифов, которые являются частью письменного японского языка. Сейчас он заканчивает университет и может полагаться на смартфон, планшет и компьютер, которые будут помнить иероглифы за него.

«Иногда я даже не тружусь что-либо записывать во время семинаров. Я просто достаю свой планшет и фотографирую все, что преподаватели пишут на досках», — говорит он.

Как и миллионы людей по всей Азии, 23-летний Мацумура забывает пиктограммы и идеограммы, которые использовались в Японии и материковом Китае на протяжении веков.

В то время как одни оплакивают то, что им кажется потерей истории и культуры, другие считают, что такой переход освобождает место в голове для более полезных вещей, таких как иностранные языки, и даже положительно сказывается на письме в целом.

Профессор права Наоко Мацумото, которая преподает международное право в престижном Университете София недалеко от Токио, говорит, что студенты на ее занятиях пишут быстрее своих предшественников.

«Мне уже за сорок, и по сравнению с моим поколением у молодежи все больше и больше возможностей писать в Twitter и других социальных сетях», — говорит она.

«Я думаю, что на самом деле они лучше пишут», потому что они излагают свои мысли простым и удобным для понимания способом, считает профессор.

Приоритеты меняются с привлечением большего внимания к строительству логически продуманных стратегий – случай, когда содержание приобретает большее значение, чем форма.

«Навык умения безупречно писать иероглифы от руки теряет свою необходимость по сравнению с прошлым», — считает профессор.

Иероглифы развивались в Китае как смесь из пиктограмм, иероглифов, которые выражают объект, например, «гору», и идеограмм — тех, которые передают абстрактное понятие, например, «думать».

Большой Китай использует только иероглифы: упрощенный вариант на материке и традиционную форму в Тайване и Гонконге.

Япония переняла иероглифы во время первого тысячелетия, чтобы использовать их в качестве системы письменности, несмотря на то, что между китайским и японским языками нет лингвистической связи.

К 8-9 веку они преобразовались в слоговую азбуку – систему записи, в которой гласные и согласные связаны вместе. Она получила название «хирагана».

В то время как иероглифы содержат значение, но не имеют определенного звучания, каждая буква азбуки «хирагана» выражает звук, но ей не присуще какое-либо определенное значение, совсем как буквы в латинском алфавите. Однако в отличие от алфавита, каждый слог имеет только одно звучание.

Образовалась также и вторая слоговая азбука, называемая «катаканой». Современный письменный японский – это смесь китайских иероглифов, хираганы и катаканы, с возрастающими объемами вливаний записей западными буквами (известные под названием романские буквы).

И в китайском, и в японском пользователям компьютеров и смартфонов необходимо только ввести произношение иероглифа из отображающих его звуков с помощью слоговой азбуки или английского алфавита. Затем они выбирают один из вариантов иероглифа, предложенных устройством.

Самые разные значения могут звучать одинаково. Например, в японском языке одно звучание «сигайсэн» отображает как «уличные драки», так и «ультрафиолетовые лучи».

«Очень легко забыть даже самые простые иероглифы», — считает Чжан Вэньтун, ассистент в центре каллиграфии в Пекине.

«Иногда ты задумываешься надолго. Периодически я набираю фонетическое звучание иероглифа в телефоне» до тех пока не выскакивает правильный.

Студент Мацумура говорит, что его зависимость от технических устройств ставит его в ступор, когда он сталкивается с ручным заполнением форм на починку в магазине электроники, где он подрабатывает.

«Иногда я не могу воспроизвести иероглиф сразу же, когда клиент смотрит на меня, — рассказывает он. — Я помню их общие очертания, но не могу выделить точные черты… Все как будто в тумане».

Традиционалисты боятся, что забывание иероглифов означает невосполнимую утрату фундаментальной части культуры.

В Гонконге Ребекка Ко и ее одиннадцатилетняя дочь пользуются компьютером все чаще и чаще, но она, настояв на том, чтобы ребенок учил традиционные иероглифы, отправила ее на занятия китайской каллиграфией.

«Мы не можем слишком сильно полагаться на компьютеры, мы должны также и писать… мы должны уметь писать чисто, это основное понятия для китайца», — говорит она.

Но, как говорит Мацумура, времена меняются, и распространение технологий дает людям возможность развивать их языковые способности другими путями, например, позволяя некоторым больше читать.

«Я один из них. Раньше в электричках я тупо слушал музыку, но сейчас я читаю новости и многое другое», — говорит он.

Защитники иероглифов считают, что никаких признаков падения энтузиазма нет.

Японский фонд проверки знания иероглифов, расположенный в Киото, говорит, что количество людей, которые ежегодно сдают их экзамен, стабильно держится на уровне около двух миллионов.

Люди «все больше используют текстовые сообщения, предпочитая их звонкам по телефону», что означает, что им необходимо знать, какой иероглиф использовать, говорит председатель фонда.

Китайские иероглифы не впадают в немилость всех молодых людей.

Юскэ Киноути, 24-летний выпускник Токийского института технологий, считает, что дети должны продолжать учить иероглифы таким же способом, как это делали их предшественники в течение сотен лет.

Иероглифы предоставляют своего рода экономию, считает он, так как один иероглиф может заменять звуки, которые обозначаются несколькими буквами в таких языках, как английский — то, что особенно полезно, например, для Twitter с его 140-значным ограничением.

Но помимо экономии есть еще другая причина сохранять им жизнь, говорит он.

«Они прекрасны».

«South China Morning Post», Гонконг



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *