Первая и единственная на TV

Елизавета Яковлева уже около двух лет  работает диктором на гонконгском канале  HKS, вещающем на путунхуа. В декабре 2010г стала первой и единственной иностранкой в истории китайского телевидения, ведущей новости в прямом эфире. В свободное время спасает бездомных животных и пишет книгу на китайском языке. Родилась в Москве, детство провела в Китае, закончила Пекинский университет иностранных языков, работала переводчиком в Информационном Центре РИА Новости в Пекине.

– Лиза, когда ты попала в Китай в первый раз?

– Мне было пять лет, когда папу командировали в Китай работать корреспондентом Центрального Телевидения. Папа улетел в Пекин один, чтобы уладить все формальности и найти квартиру. Спустя четыре месяца он встречал нас с мамой в аэропорту Шоуду. Помню свой первый вопрос: «Папочка, а у тебя есть деньги?». «Да», – ответил папа. «Ой, как же я тебя люблю!» – воскликнула я. Моя мечта о велосипеде становилась реальностью.

– Ты училась в китайской школе возникали ли у тебя трудности в общении с одноклассниками и учителями?

– Перед тем как поступить в китайскую школу, я провела около полугода в китайском детском саду. Первые две недели я молчала: в саду молчала, дома молчала… Потом заговорила, но уже по-китайски. Вот что значит полное погружение в языковую среду. У меня были чудесные друзья: Ли Сяо, Джи Сяо Лун, Фан Вэнчжун. Никто не обижал меня, каждый день был наполнен радостью. Дисциплина, правда, была строгой, но это особенности воспитания в Китае. А как вкусно нас кормили! Помню большие стальные ведра с едой, из которых шел вкусный запах. Можно было есть сколько душа пожелает, но аппетит у меня был плохой. Сейчас вспоминаю и очень жалею об этом.

Потом была начальная школа, «Фан Цаоди» – продолжение детского сада, где училось довольно много иностранных детей. К моей большой радости, многие из моих китайских друзей пошли учиться в эту же школу. Так что все были свои, и праздник продолжался.

–  Сложно ли было учиться в русской школе после того как ты вернулась в Москву?

– Праздник закончился в 1992 году, когда завершилась папина командировка и мы вернулись в Москву. Все было не так: можно объяснять это «лихими девяностыми», но мне было тяжело в нашей районной школе. Дело не в системах образования, а в отношении друг к другу. Я встретила непонятную жестокость и немотивированную агрессию. Я попала в джунгли, и надо было отращивать клыки и когти, хотя росли они плохо. Да еще математика портила настроение – никак не давалась.

Надо было учить русский язык, я ведь не умела писать по-русски, плюс важно было продолжать работать над китайским и каждый день писать иероглифы. А тут еще танцевальная студия, в которую я ходила дважды в неделю. Времени катастрофически на все не хватало, если бы не мама, вряд ли что-нибудь вышло.

– Почему ты приняла решение получать высшее образование в Китае?

– Наверное, мне на роду написано заниматься китайским языком, потому что папу вновь командировали в Пекин в 1997 году, и я окончила среднюю школу в Китае. После этого встал вопрос о высшем образовании. Как говорили в старину: « Живешь у горы, кормись горой, живешь у реки, кормись рекой». Вот я и решила. В Пекинский университет иностранных языков меня приняли сразу на второй курс.

–  Расскажи пожалуйста как ты оказалась на китайском телевидении?

– Путь на телевидение оказался длинным. После окончания института мы снова вернулись в Москву. Там я успешно работала переводчиком в компании, торгующей с Китаем, часто летала в Пекин и другие города. Но однажды мамин старый знакомый Сергей Бодров предложил мне поработать переводчиком на фильме «Монгол». Съемки начинались осенью 2005 года в китайской провинции Внутренняя Монголия. Я тут же согласилась. Компания подобралась пестрая: русские, французы, американцы, китайцы…

Работали много и интересно, а потом съемки закончились, все разлетелись, а я осталась и стала сотрудником Информационного Центра РИА Новости в Пекине. Потом меня пригласили в Международный выставочный центр в Сучжоу руководить проектом «Русский рынок». Однако все это время я не оставляла мысль о кино или телевидении, тем более что опыт работы у меня к тому моменту уже был. Я участвовала в различных телепередачах и даже вела праздничные телешоу. Когда знакомый режиссер посоветовал мне попробовать себя ведущей новостей на HKS TV, я недолго колебалась и полетела в Шеньчжень.

–  С какими неожиданными проблемами, ты столкнулась в начале своей карьеры?

–  Вначале было, конечно же, сложно. Я раньше никогда не появлялась перед камерой в одиночестве, рядом всегда был кто-то из ведущих, так как здесь иностранные ведущие обычно появляются в одиночестве лишь в одном случае – если это международный канал. Поэтому поначалу было страшно, язык заплетался, руки тряслись, а голос был совсем не таким, как надо.
Училась всему сама, без учителей, начиная от ведения передач и заканчивая поведением перед камерой, макияжем, одеждой и т.д.

–  Насколько я в курсе, в Китае, при подготовке дикторов обучают особому типу произношения, отличному даже от того, с которым говорят рядовые образованные носители языка из районов с «чистым» китайским. Так ли это? И где ты обучалась «дикторскому произношению»?

– Я не проходила никакого обучения. У меня чистый путунхуа, поэтому меня приняли на работу сразу. Произношение очень важно для этой работы, особенно когда ведешь программу новостей. Поэтому я оказалась первой иностранкой, которая стала вести новости на китайском языке.

–  Как ты думаешь, реально ли освоить китайский язык на уровне носителя во взрослом возрасте, на таком уровне, чтобы играть в кино, работать на телевидении?

– Мне кажется, чтобы освоить китайский во взрослом возрасте на уровне носителя, надо обладать незаурядным музыкальным слухом. Я таких людей не встречала.

– Помогало ли тебе в карьере то, что ты иностранка или наоборот мешало?

– То, что я иностранка, скорее мешало, потому что в Китае изобилие рабочей силы, и предпочтение при найме на работу, конечно же, отдается гражданам КНР.

–  В Китае есть несколько иностранцев на телевидении, но они в основном задействованы в обучающих программах и программах так или иначе предназначенных для некитайской аудитории. Какие программы ведешь ты?

– В этом и есть мое отличие от других: иностранные ведущие не ведут новостные и аналитические программы, я единственная ведущая, которая прославилась за два дня после двухдневного ведения прямого эфира новостей на телеканале города Цзинчжоу провинции Хубэй, так как в истории не было иностранца, который бы вел новости на китайском телевидении, да еще и в прямом эфире. Сейчас я почти каждый день веду вечерние новости, а начинала с разных передач: прогноз погоды, развлекательные программы и т.д.

– Твое появление на региональном хубэйском телеканале стало бомбой в китайском интернете. Почти на неделю ты стала главным предметом обсуждения на основных китайских форумах и побила все рекорды на youku (Китайский аналог youtube. – Прим. ред.). Тем не менее, ты все еще менее известна, чем иностранные телеведущие на CCTV. Не обидно?

– Нет. Видимо, время «большой известности» еще не пришло. Очень важно, чтобы мне самой было интересно, тогда и работа пойдет хорошо, и кураж будет. А известность – это уже следствие, впрочем, приятное.

– Каково это было проснуться знаменитой и обсуждаемой всем китайским интернетом? Ты следила за развитием событий?

– «Проснуться знаменитой» – слишком громко сказано. Меня очень удивила реакция в Интернете на мое появление, обсуждения, лавина писем и мнений. Ничего плохого я в свой адрес не услышала, разве только некоторые пользователи были недовольны тем, что иностранка заняла рабочее место в Китае.

–  Как твои родители относятся к тому, что ты выбрала Китай для жизни и карьеры?

–  Мудрость моих родителей заключается в том, что они помогли мне выбрать путь. Наверное, это громкие слова, но иначе не скажешь. Они дали мне возможность взять в этой стране главное – китайский язык, меня даже посылали в Канаду совершенствовать английский.

–  Как проходит твой день?

–  Встаю я поздно, так как спать ложусь тоже поздно. Люблю вечером сидеть на диване и слушать новости или просто музыку. Днем, приблизительно к двум часам, еду на студию наносить грим, с трех и до вечера идут съемки. Часто приходится работать в праздники и в выходные дни. Весь день, как правило, проходит в пиджаке, что я очень не люблю: в этой одежде мне не комфортно, поэтому, приходя домой, первым делом переодеваюсь во что-нибудь удобное.

–  Что было или все еще продолжает оставаться для тебя трудным в работе и повседневной жизни в Китае?

–  Труднее всего побороть себя, заставить себя делать то, что необходимо, а не то, что хочется. А каких-то особых трудностей, связанных именно с «китайской жизнью», у меня нет.

–  Легко ли дружить с китайцами? Есть ли разница в восприятии такого понятия как «дружба» русскими и китайцами? Что тебе безусловно нравится в Китае и китайцах? 

–  Обычно людская дружба крепится на интересах: я, например, увлекаюсь спасением бездомных животных, поэтому мои друзья, в основном, люди этого круга. А любовь к животным, я думаю, чувство, не зависящее от национальности. В китайцах мне нравится их доброжелательность и динамичность, уважение к традициям, к старшим, любовь к детям… Мои друзья , в основном, китайцы и мне с ними легко и интересно.

Елена Балахнова



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *