Битва за шельф: участники и цена вопроса (эксклюзив ДКД)

Южно-Китайское море станет основным фронтом противостояния в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Здесь пересекаются интересы многих «азиатских тигров», а цену борьбы усиливают обильные нефтегазовые запасы шельфа. По разным оценками, запасы нефти в Южно-Китайском море составляют 23-30 млрд. т., а природного газа – около 16 трлн. куб.м. Что делает регион третьим по значимости после Венесуэлы и Саудовской Аравии.

Зачем нужен шельф.

Южно-Китайское море омывает берега КНР, Вьетнама, Малайзии, Филиппин, Индонезии и Тайваня. Площадь – 3447 тыс. кв. км., что в полтора раза больше акватории Средиземного моря.
Значение Южно-Китайского моря огромно.

Во-первых, здесь проходят стратегические морские торговые коридоры. В частности, через Южно-Китайское море Пекин осуществляет выход в Тихий и Индийский океаны. Еще более критично значение для Японии и Кореи, осуществляющих по этим коридорам свой энергоимпорт. Регион также сопределен со стратегическим Малаккским проливом, через который проходит 20 проц. мировой торговли нефтью.

Во-вторых, южно-китайский шельф очень богат на нефтегазовые ресурсы, фосфор, другие природные ресурсы. При чем отличительное преимущество данного шельфа – все его залежи не глубокого залегания. Наиболее ценный в этом отношении архипелаг Спратли. Обладание любым из участков этого архипелага сулит тому или иному государству суверенитет над соответствующей экономической зоной, простирающейся по окружности на сотни километров.

В-третьих, Южно-Китайское – один из крупнейших рыболовецких регионов. Наряду с российским североморьем и Баренцевым морем.

В целом, огромное стратегическое значение шельфа обусловило повышенный интерес к нему США, которые имеют в регионе наибольшее военное присутствие и способны закупорить Китаю все выходы\входы в мировой океан. Во-первых, традиционным союзником американцев в регионе являются Филиппины. Во-вторых, сохраняет силу соглашение об обороне между США и Тайванем. В-третьих, Сингапур предоставляет американским военным кораблям гавани для контроля за Малаккским проливом. В-четвертых, США заинтересованы в интеграции «азиатских тигров» в рамках АСЕАН, чтобы тем самым обременить китайскую стратегию, делающую ставку на двусторонние связи с каждой из стран региона.
Следует отметить, что сложность и запутанность раскладов нередко приводит к довольно необычным ситуативным «союзам». Например, Вашингтон периодически находит консенсусы с Ханоем, а Пекину удается добиться согласия с Тайбэем. Хотя по принципиальным вопросам сторонам достигнуть согласие не получается.

Впрочем, каждая из основных противоборствующих сторон (США и Китай) предпочитает делать ставку на наращивание собственных военных усилий. В последнее время в этом отношении довольно большой рывок осуществил Китай. В результате, Вашингтон уже высказывает озабоченность по этому поводу, рискуя быть вытесненным из региона.

Статус-кво в регионе.

На данный момент в Южно-Китайском море по факту сложилась такая «расстановка сил»:
Китай контролирует все Парасельские острова и имеет свои военные гарнизоны на 8 или 9 атоллах архипелага Спратли;
Вьетнам имеет военные гарнизоны на 21 острове Спратли;
Филиппины – на 8 островах Спратли;
Малайзия – на 3 островах Спратли;
Тайвань контролирует один, но зато самый крупный остров – Тайпиндао.

Здесь важно также не запутаться в терминологии. Все спорные острова имеют свои китайские названия: Параселы – архипелаг Сиша, Спратли – архипелаг Наньша, отмель Мак Клесфилд-бэнк – острова Чжунша и острова Пратас – Дунша.

Кроме того, есть также филиппинская трактовка: Южно-Китайское море называется Западно-Филиппинским.

История вопроса.

15 августа 1951 года правительство КНР впервые официально заявило о суверенитете Китая над всеми спорными островами Южно-Китайского моря. «Архипелаг Сиша и остров Наньвэй, как и весь архипелаг Наньша, архипелаги Чжунша и Дунша всегда являлись территорией Китая», — провозгласил один из отцов-основателей КНР Чжоу Эньлай.

На будущее официальная позиция Пекина будет постоянно сводиться на подчеркивании именно исторической принадлежности южно-китайского шельфа.

Впервые нефтегазовые поисковые работы в западной и южной частях шельфа Южно-Китайского моря и на шельфе вблизи побережья Филиппин начались в 50-х годах ХХ века.

В 60-х годах была начата промышленная добыча нефти и газа на шельфе Индонезии и Малайзии возле острова Калимантан. В Малайзии – крупнейшее газовое месторождение у побережья Саравака (в 145 км. к западу от населенного пункта Бинтулу) имеет запасы газа в объеме 170 млрд. куб.м. Общие запасы свободного природного газа в бассейне Центральная Лукония (к западу от Бинтулу) оцениваются в 290 млрд. куб.м. достоверных и 430 млрд.куб.м. вероятных запасов. Извлекаемые запасы газа в месторождениях у восточного побережья Полуостровной Малайзии оцениваются в 510 млрд. куб.м.

В Брунее – доказанные запасы газа составляют 300 млрд. куб.м. Основные запасы газа сосредоточены, в основном, на шельфе Южно-Китайского моря.

С начала 70-х годов в регионе стали происходить первые пограничные стычки. В основном, между Китаем и Вьетнамом. И в 1974 году между этими «азиатскими тиграми» вспыхнул первый конфликт: китайские военно-морские силы нанесли удар по Парасельским островам, где были дислоцированы сайгонские войска, и установили контроль над ними.

К середине 80-х годов тема Парасельских островов в китайско-вьетнамских отношениях постепенно стала отходить на задний план. В Пекине исходили из того, что вопрос об их принадлежности «решен окончательно». В Ханое, тем временем, по-прежнему напоминали, что Параселы – «исконная территория Вьетнама», отдавая себе отчет в том, что в будущем вряд ли удастся неполитическими методами восстановить вьетнамский суверенитет над ними. Центр тяжести конфликта стал перемещаться к архипелагу Спратли.

В марте 1988 года в регионе Спратли произошло очередное китайско-вьетнамское столкновение, в ходе которого один вьетнамский корабль был потоплен и его экипаж в составе 77 человек погиб. В результате, Пекин установил контроль над шестью островами Спратли, а главное – впервые водрузили свой флаг в регионе, отстоящем довольно далеко от берегов Китая (в 1000км. к югу от острова Хайнань), получив опорный плацдарм для дальнейших действий по установлению контроля над другими островами Спратли.

В 1988 году Китай обнародовал первые оценки запасов нефти и газа: в районе архипелага Спратли залегало 105 млрд. барр. нефти. Правда, американцы сразу же высказали большие сомнения. По данным U.S. Geological Survey в 1993\1994 году общий резерв нефти в Южно-Китайском море оценивался в 28 млрд. барр.

В ноябре 1991 года Китай и Вьетнам после полутора десятилетий острой конфронтации нормализовали отношения.

25 февраля 1992 года Китай принял «Закон о территориальных водах и прилегающих к ним районах», согласно которому Параселы и Спратли были признаны «неотъемлемой частью территории КНР» и включены в провинцию Хайнань. А шельф Южно-Китайского моря Пекин официально назвал «главной базой по добыче энергетических ресурсов». В мае 1992 года Китай подписал контракт с американской компанией «Крестоун энерджи», предоставив ей в концессию участок шельфа, расположенного всего в 250 км. от побережья Вьетнама. А 4 июля 1992 года китайские военные моряки высадились на рифе Далак, расположенном в 650 км. восточнее вьетнамской бухты Камрань, и установили там каменный территориальный знак.

Впрочем, в июне 1994 года Вьетнам тоже сделал односторонний шаг, приняв резолюцию о ратификации Конвенции ООН по морскому праву (1982 года), в которой был вновь подтвержден суверенитет Вьетнама над Параселами и Спратли.

С тех пор Пекин и Ханой периодически пытаются урегулировать проблему, проводя экспертные консультации. Негласный консенсус свелся к тому, чтобы решение вопроса о суверенитете над Спратли отложить на 50 лет и в течение этого периода совместно разрабатывать их природные ресурсы на паритетной основе.

В 2002 году была принята Декларация о поведении участников в Южно-Китайском море. С тех пор Поднебесная заметно активизировалась в разработке шельфа. В 2006 году китайская компания Husky Oil China Ltd. сделала очередную переоценку запасов: разведанных запасы газа южно-китайского шельфа достигли 170 млрд. куб.м. на территории площадью 3965 кв. м., расположенной в 250км. к югу от Гонконга, в 330 км. на восток от острова Хайнань.

Впрочем, по мере активизации китайских усилий стала также увеличиваться сила противодействия. Понятно, что основной конкурент Китая в регионе – это США. Соответственно, растущий Китай стал чаще сталкиваться с американцами.

1 апреля 2001 года китайские истребители обстреляли разведывательный самолет ВМС США EP-3 Orion над водами Южно-Китайского моря. США сразу же направили три эсминца ВМС к берегам Хайнани. Стороны едва замяли скандальный инцидент.

В марте 2009 года исследовательский корабль 7-го флота ВМС США Impeccable столкнулся в 120 км. к югу от Хайнани с китайскими патрульными кораблями. Официальный Китай обвинил ВМС США в шпионаже.

В сентябре 2010 года произошел еще один резонансный инцидент в АТР-регионе – на этот раз в Восточно-Китайском море, где китайский траулер вступил в конфликт с японской сторожевой охраной.

В декабре 2011 года произошел территориальный спор между рыбаками Китая и Южной Кореи.

10 апреля 2012 года вспыхнул конфликт между Китаем и Филиппинами вокруг принадлежности острова Хуаньян (рифа Скарборо). Американцы, в свою очередь, использовали этот конфликт для того, чтобы укрепить свои военные отношения с Манилой.

Кстати, спустя месяц, 8 мая, неподалеку от Хуаньян китайцы разместили свою первую самостоятельно спроектированную и построенную платформу для глубоководного бурения. Тем самым, продемонстрировав решительность своих намерений в отношении шельфа.

В битву за шельф также вошла Россия. На стороне стран АСЕАН. 6 апреля 2012 года «Газпром» вместе с вьетнамской госкомпанией Petrovietnam подписал соглашение о разделе продукции по добыче газа на шельфе Южно-Китайского моря. Суммарные запасы месторождений, которыми займется «Газпром», составляют 55,6 млрд. куб.м. газа и 25,1 млн. т. газового конденсата. Глубина залегания — 2000—4600 метров. 24 июня российская «Зарубежнефть» и брунейская Petroleum Brunei подписали меморандум о взаимопонимании. И это не предел: Россия не рассматривает свое участие в Южно-Китайском шельфе совместно с КНР.

…В целом, Китай занимает довольно категоричную позицию относительно принадлежности южно-китайского шельфа.

Во-первых, как уже отмечалось, Пекин постоянно апеллирует к истории.
Во-вторых, Китай против какой-либо «интернационализации» проблемы Спратли. Ранее звучали неоднократные призывы сделать регион «общим пространством» для судноплавания.
В-третьих, тактика Китая состоит в осуществлении поэтапных наступательных шажков и урегулировании всех существующих противоречий на основе двусторонних переговоров с каждой из стран.

США, в свою очередь, заинтересованы в укреплении единства «азиатских тигров» в рамках АСЕАН, а также пытаются раскручивать мифы о «китайской угрозе» (манипулятивным механизмам, не в малой степени, способствуют участившиеся проявления китайского национализма). Ну а раздувание «китайской угрозы» преследует под собой конкретную прагматичную цель – продажу каждой из стран региона американских вооружений.

Кроме того, Вашингтон также заинтересован в экономической помощи России странам АСЕАН, что станет его дополнительной поддержкой при сдерживании Китая. Активное проникновение России в азиатский регион не только отвлечет ее от Европы, но и создаст почву для повышения конфликтности в борьбе за сходные рынки с Китаем. Одна из основных задач стратегии США – рассредоточить между собой Китай и Россию и попытаться их столкнуть друг с другом лбами.

Игорь Шевырёв (Блог «Азиатские тигры«, газета «Киевский телеграф«).

Публикация предпринята в рамках проекта платных статей, написанных или переведенных специально для сайта «Дао выраженное словами». Если вы хотите опубликовать свою статью или выступить спонсором, то подробности о том, как это сделать вы можете прочитать здесь.

При перепечатке, пожалуйста, указывайте ссылку на нас.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *