Лингвистическая стратегия Китая

lings

До недавнего времени внешняя языковая политика КНР была направлена на продвижение за рубежом китайского языка. Иероглифическая письменность и китайский язык издавна использовались Поднебесной в странах Восточной Азии как средство расширения своего цивилизационного влияния. С начала ХХI века официальный китайский язык путунхуа и китайскую культуру стали продвигать среди иностранцев по всему миру с помощью институтов и «классов» Конфуция. Путунхуа распространяют также среди давних китайских эмигрантов, которые либо успели полностью утратить родной язык, либо говорят на южных диалектах. Китайский язык и китайская письменность стали твердой опорой мягкой силы Китая.

Совсем недавно начался новый этап использования лингвистики для решения задач внешней политики. Он связан со стратегией «один пояс и один путь», выдвинутой руководителем КНР Си Цзиньпином. С момента провозглашения этой стратегии (осень 2013 года) прошло не так много времени, но в КНР уже созданы соответствующие руководящие структуры, финансовые институты, политологические, научные и информационные центры. Не забыли в Пекине и про «лингвистическое обеспечение» новой стратегии.

29 соседей, тысяча диалектов

В специализированных журналах появились статьи с разъяснением новых задач и нюансов языковой стратегии. «От политики к экономике – ближняя внешняя политика Китая достигла этапа всестороннего развития, с каждым днем возрастает ценность языковой стратегии», – подчеркивают китайские лингвисты. Они считают, что «изучать языки близлежащих стран чрезвычайно важно для обеспечения безопасности государства». К близлежащим относят 29 государств. Среди них ближайшие – это Россия, Монголия, Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Афганистан, Пакистан, Индия, Непал, Бутан, Бирма, Лаос, Южная Корея, Япония, Филиппины, Малайзия, Бруней, Индонезия, Сингапур, Северная Корея, Вьетнам. Ближними странами считаются Узбекистан, Туркмения, Турция, Иран, Бангладеш, Шри-Ланка, Таиланд и Камбоджа. Языки, на которых говорят в этих 29 странах, должны стать новым объектом пристального внимания китайского лингвистического сообщества.

Задача осложняется тем, что число разных языков и диалектов в близлежащих странах приближается к тысяче, ведь этот ареал – один из самых разнообразных в мире в языковом отношении. Поэтому появилась необходимость отобрать среди множества языков стратегически важные, которым присвоят название «ключевые». При изучении ключевых языков будет использован огромный опыт, накопленный китайскими лингвистами в 1950-е годы и обогащенный в последние десятилетия «реформ и открытости» настоящей армией языковедов. В эти периоды были проведены крупномасштабные обследования многочисленных, иногда очень далеко отстоящих друг от друга китайских диалектов (на Тайване и иногда на Западе их даже называют ханьскими языками) и десятков языков народов Китая.

Традиционная лингвистика плюс инновационные технологии

Для изучения ключевых языков на новом этапе уже в ноябре 2013 года на базе Пекинского лингвистического университета, где наряду с исследовательской работой обучаются студенты из разных стран мира, создан Координационный инновационный центр языков и культур близлежащих стран. Задача этого мозгового центра – определять внешнюю языковую стратегию государства, координировать изучение на высоком мировом уровне языков и культур, готовить таланты, способные исследовать и практически владеть ключевыми языками, создавать интернет-ресурсы на этих языках.

С 2001 года при университете уже действовал Научно-исследовательский лингвистический институт. Он подготовил и издал под руководством известного языковеда профессора Цао Чжиюня уникальный трехтомный атлас китайских диалектов, охвативший 900 пунктов по всей стране. На нынешнем этапе при университете создана целая Лингвистическая академия, включающая несколько специализированных институтов. Кроме того, в работе над впечатляющим проектом примут участие десятки ученых из других учреждений, в том числе из Военного института иностранных языков НОАК, Центрального института народов Китая, Института этнографии и антропологии и Института языкознания Академии общественных наук (АОН) КНР. Традиционная наука будет дополняться новейшими технологиями, соответствующий вклад сделает, в частности, аньхуэйская компания iFLYTEK, занимающаяся исследованиями компьютерных речевых технологий. Известное своими филологическими публикациями издательство «Шанъуиньшугуань», основанное в 1897 году, будет печатать и распространять достижения лингвистов на поприще изучения языков сопредельных государств. Извне проекту будут помогать функционирующие за рубежом институты Конфуция. В последнее время преподаватели этих институтов должны не только умело обучать иностранцев китайскому языку, но также овладевать местными языками и знать обычаи тех стран, в которых они работают.

Ключевые из самой КНР

К работе над проектом привлекают также учебные заведения автономных районов, и это не случайно. Ведь в список стратегически важных ключевых китайские лингвисты предлагают включить не только языки близлежащих государств, но также и некоторые языки народов Китая. Часть этих языков, прежде всего распространенных на Великом шелковом пути, употребляется к тому же за пределами китайской территории в соседних странах, часть является в этих странах государственными языками, например казахский, киргизский, монгольский.

Современный китайский отрезок «экономического пояса Великого шелкового пути» протянулся через всю территорию КНР с востока на запад от морского порта Ляньюньган на побережье Желтого моря до внешних границ Синьцзян-Уйгурского автономного района. Вся эта территория до сих пор объединена китайскими диалектами Центральной равнины. Именно на этих диалектах говорили, кстати, предки председателя КНР Си Цзиньпина, которые жили сначала в провинции Хэнань, а затем в уезде Фупин провинции Шэньси. И именно эти диалекты во второй половине XIX века были привнесены китаеязычными мусульманами хуэйцзу в Российскую империю, где этих людей стали так же, как в Синьцзяне, называть дунганами.

Вдоль китайских маршрутов Великого шелкового пути жили в прошлом и живут в настоящее время десятки разных народов, говоривших и говорящих на разных языках и использовавших разные виды письма. По Великому шелковому пути в Китай пришли буддизм и ислам, иудаизм и манихейство. Первый буддийский храм Баймасы был основан в городе Лоян провинции Хэнань еще в I веке. Благодаря буддизму китайцы познакомились с языком совершенно иного строя, чем китайский, в китайском языке и сейчас употребляется много заимствованных буддийских терминов. В городе Кайфэн в той же Хэнани до последнего времени сохранялась еврейская община. По двум Шелковым путям в VIII веке попали в Китай первые представители исламских народов. Большая же часть предков современных мусульман-хуэйцзу переместилась добровольно или была переселена в Китай принудительно из разных стран именно по сухопутному Великому шелковому пути при монгольской династии Юань (1271–1368). Почти половина хуэйцзу до сих пор живет в ареале Великого шелкового пути. В их китайском языке сохраняется немало арабских и персидских заимствований, а свои тексты на китайском языке хуэйцзу записывают не только иероглифами, но также арабо-персидским письмом.

Под ключевыми языками народов КНР китайские лингвисты в первую очередь подразумевают основные языки Синьцзяна – ведь и сам этот многонациональный автономный район с недавнего времени также именуется в Китае ключевым на Великом шелковом пути. Синьцзян – самая большая по площади единица провинциального уровня, население – 21,8 млн человек, там живут народы, говорящие на языках нескольких разных групп, в том числе на русском. Комитет по работе с языками и письменностями народов Синьцзяна активно занимается проблемами здешних языков, прежде всего трех тюркских – уйгурского, казахского и киргизского, а также монгольского и привнесенного на территорию Синьцзяна во второй половине XVIII века сибинского, который, по сути, является диалектом маньчжурского языка.

Синьцзянские официальные сайты выпускаются либо на китайском, либо на уйгурском языке, использующем в Синьцзяне арабо-персидское письмо. Финансируемый из бюджета синьцзянский новостной сайт «Тяньшань» ориентирован на внешний мир. Помимо китайского здесь присутствуют английский, русский и турецкий языки. Уйгурам, живущим в Синьцзяне, сайт предлагает тексты в записи арабо-персидским письмом. Те же уйгуры, живущие по соседству в Казахстане, могут воспользоваться кириллицей. Желающим предоставляется также возможность прочесть уйгурские тексты в латинизированном варианте, одно время употреблявшемся в КНР. А вот казахские новости почему-то даны только арабо-персидскими буквами, но не кириллицей, пока доминирующей в Казахстане. Возможно, это сделано в расчете на казахов-оралманов, эмигрировавших из Китая в Казахстан в последние годы.

Впрочем, местные ключевые языки следует использовать не только в пропаганде, рассчитанной на внешний мир, подчеркивают китайские лингвисты. Внутрикитайское новостное радиовещание на уйгурском, казахском, монгольском, узбекском, киргизском языках ограничено по времени и содержанию, в то время как западные радиостанции наращивают вещание на этих языках. Соответствующую проблему, также связанную с обеспечением безопасности страны, надо срочно решать.

* * *

Знание ключевых языков, особенно распространенных по обе стороны государственных границ, будет все более востребованным с учетом быстро расширяющихся контактов населения: приграничная безвизовая торговля, строительство инфраструктуры и промышленных объектов в рамках экономической зоны Шелкового пути, совместные предприятия, гуманитарные обмены. В любом случае повышенное внимание Пекина к лингвистическому обеспечению своей долгосрочной стратегии Шелкового пути впечатляет. Не пора ли и Москве задуматься о языковых аспектах своей интеграционной инициативы Евразийского экономического союза, постараться если не начать масштабную подготовку специалистов, то хотя бы окончательно не утратить плоды многолетних усилий советских лингвистов, создавших целые школы изучения языков народов Средней Азии и Китая?

Ольга Завьялова



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *