2 года борьбы с коррупцией, которые заставили вздрогнуть китайскую элиту

dwagoda

«Южный Китай» публикует исследование South China Morning Post, посвященное крупнейшей в истории Китая чистке рядов партии, правительства и армии, которое мы дополнили рядом комментариев наших экспертов.

Тотальная война “внутренней полиции” партии

Когда утром 17 сентября Ли Цян, глава горкома компартии прибрежного города на востоке Китая — Лянюньган, говорил заключительные слова своей антикоррупционной речи, у входа в конференц-зал появилась группа незнакомцев. Ими оказались инспекторы Центральной комиссии Коммунистической партии Китая по проверке дисциплины (ЦКПД) – одного из самых влиятельных и закрытых государственных органов, «внутренней полиции» партии. Их главной задачей является охота на коррупционеров в рядах Компартии Китая. И они ждали Ли.

Ли уже готов был уйти после выступления, однако инспекторы остановили его. Уже к вечеру ЦКПД сообщила об аресте чиновника в связи с подозрением в “серьезных дисциплинарных нарушениях” – речь шла о коррупционной деятельности и злоупотреблении служебным положением. Это был последний раз, когда Ли появился на публике…

С конца 2012 года, после значимого укрепления влияния нового главы Китая – Си Цзиньпина, было проведено около 75 000 подобных арестов, инициированных Комиссией по проверке дисциплины.В одной из своих первых обращений генеральный секретарь предостерег членов Политбюро, что рост коррупции может “погубить партию и страну”.

В последние 2 года, у ЦКПД, возглавляемой выходцем из северной провинции Шаньси членом Политбюро Ван Цишанем было много работы. Следуя словам Си Цзиньпина и “убивая тигров и мух одновременно”, где тигры – это крупные коррупционеры, a мухи – мелкие чиновники, Комиссия стала одним из самых влиятельных государственных органов.

На прошлой неделе на главном пленуме ЦК партии в Пекине были прослушаны отчеты ЦКПД о четырех раскрытых коррупционных преступлениях: бывшего главного управляющего государственными предприятиями Цзян Цземиня, бывшего заместителя руководителя нефтяной корпорации Sinopec (China Petroleum) Ван Юнчуна; заместителя главы обкома Сычуани Ли Чуньчэна и бывшего заместителя министра общественной безопасности Ли Дуншэна.

Детали ареста Чжоу Юнкана, бывшего члена Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК и куратора всех силовых структур от партии, а также генерал-полковника Сюй Цайхоу, бывшего вице-председателя Центральной военного совета еще окончательно не раскрыты. По данным South China Morning Post, число арестов, связанных с антикоррупционной борьбой, значительно увеличилось с начала 2014 года.

С конца 2012 года Комиссия назвала имена почти 700 чиновников, еще до окончания суда, чем поставила точку в их политических карьерах. Даже кадры самого низового уровня могли быть упомянуты в публичных отчетах ЦКПД, потерять лицо и быть опозоренными на всю страну, если они были как-то замешаны в деле бывшего «хана» госбезопасности Чжоу Юнкана.

Стратегия «окружения», когда удар концентрируется на политических союзниках и партнерах по бизнесу, а далее наносится по членам семьи и наконец по конечному объекту помогала следователям приблизиться к «тиграм» — коррупционерам на высших постах. Идущие по следу группы Комиссии, которые проверяли провинции, правительственные министерства, госпредприятия, также находили вопиющие случаи коррупции.

“Это была политическая цель – ударить по соперникам, а также дать понять партийным лидерам о необходимости держаться партийной линии”, – отмечает профессор политологии Баптиского университета Гонконга Жан-Пьер Кабестан.

У ветерана в области изучения политики Китая из Национального университета Сингапура Бо Чжиюэ свой взгляд на динамику антикоррупционной компании: «Правительства низового уровня теперь соревнуются между собой в борьбе с коррупционерами. Это напоминает борьбу с правым уклоном при Мао Цзэдуне в 1956 году, когда они выполняли планы по чистке в партии».

«Теперь никто не может спать спокойно», — отмечает исследователь. Сейчас все в неопределённости, и нет четких правил – кто должен попасть под расследования. «Проблема в том, что критерии коррупции очень высоки – по сути каждый чиновник в Китае может попасть под эти критерии», — добавляет Бо. «Здесь не борьба с коррупцией, здесь признаки политического осуждения».

Дело Чжоу Юнкана

В июле новостное агентство Синьхуа опубликовала новость о начале судебного разбирательства в отношении одного из обитателей политического олимпа Китая — Чжоу Юнкана, постоянного члена Политбюро, куратора всех силовых ведомств страны, спустя год после нашей публикации о начале расследования в отношении политика.

Выучившийся на нефтехимика Чжоу начал свою карьеру в нефтяном секторе, а позже дорос до главы обкома Сычуани в 1999 году. А в 2002 году он вернулся в Пекин в качестве главы МВД, и находился в постоянном комитете Политбюро до 2012 года – 5 лет.

Следователи искали материал в его «нефтяном» прошлом, а также в том времени, когда Чжоу был главой обкома.

«Группа Чжоу Юнкана»

  • Чжоу Юнкан– член ПК Политбюро, куратор всех силовых ведомств (МВД, МГБ) от партии
  • Ли Дуншэн – бывший замглавы МВД
  • Юй Ган – замглавы офиса Политико-юридической комиссии КПК
  • Тань Хун – один из крупных чиновников в МВД, глава Управления охраны
  • Цзян Цземинь – глава Комитета по контролю и управлению государственным имуществом при центральном правительстве Китая
  • Ли Хуалинь — замглавы нефтяной корпорации Синопек
  • Цзи Вэньлинь – глава обкома провинции Хайнань (Южный Китай)
  • Го Юнсян – замгубернатора провинции Сычуань (Юго-Западный Китай)
  • Ли Чуньчэн — замглавы обкома провинции Сычуань
  • Ли Чунси – глава НПКС Сычуани (аналог общественной палаты в РФ)
  • Тань Ли – замгубернатора Хайнань
  • Лю Хань – угольный магнат провинции Сычуань

«Чтобы поймать такого большого «тигра» как Чжоу Юнкан – вам нужны доказательства», — говорит Кабестан. «Лучший способ их получить – это «работать» с сослуживцами Чжоу, на которых вы уже что-то имеете».

С 2012 года в отношении значительного числа партийных работников Сычуани, одной из набирающих экономическую мощь внутренних провинций Китая, уже велась антикоррупционная работа. Первыми «впали в немилость» замглавы МВД Ли Дуншэн и Цзян Цземинь – глава нефтяной корпорации.

По мнению Бо Чжиюэ, расследование против Чжоу Юнкана велось по схеме предыдущего расследования против Бо Силая – одиозного главы соседнего с Сычуанью города Чунцина – который бросил вызов избранию нынешнего генсека Си Цзиньпина.

«Они обвинили Бо Силая на суде в превышении полномочий, но кажется, что реально ему можно было бы предъявить обвинение в недостатке координации (lack of coordination)»

«Они искали везде – в семье, в личных связях, местах, где работал Чжоу Юнкан, но все что они находили никак не было связано с тем, чем занимался партийный босс».

Дело «Шаньсийской банды»

Дело Сун Линя – главы корпорации Хуажунь (China Resources, Hong Kong), объединявшей госпредприятия в области добычи сырья, потрясло богатую углем северную провинцию Шаньси — за ним последовали аресты самых могущественных чиновников в провинции, включая Лин Чжэнцэ – брата члена ЦК КПК Лин Цзихуа, которых в дальнейшем назвали главарями в «Банде Юньчэн», члены группировки которой корнями происходили из Шаньси.

  • Лин Цзихуа – глава управления по работе с Единым фронтом при КПК, (Единый фронт – союз 9 партий Китая, включая КПК)
  • Сун Линь – глава корпорации Хуажунь (China Resources) – Гонконг
  • Лин Чжэнцэ – запредседателя провинциального НПКСК Шаньси (орган близкий к сочетанию общественной и торгово-промышленной палат РФ, где представлены общественные и бизнес сообщества)
  • Чэнь Чуанпин — бывший глава горкома столицы Шаньси – города Тайюань
  • Ду Шаньсюэ – замгубернатора Шаньси
  • Бай Юнь – глава управления работы Единого фронта при КПК по провинции Шаньси
  • Не Чуньюй – глава обкома Шаньси

Лин Цзихуа – годы занимал позицию в непосредственной близости к бывшему генеральному секретарю Ху Цзиньтао (выходец из провинции Аньхой) – возглавляя Секретариат ЦК КПК, бюрократическое сердце партии. Метившего в Политбюро – «закрытый клуб» из нескольких человек, которые выносят судьбоносные для страны и партии решения – Ли Цзихуа был «подбит на взлете» в 2012-м, после того как его сын Лин Гу погиб в скандальной автокатастрофе, рассекая улицы Пекина на «Феррари» за миллион долларов с двумя голыми девушками.

Лин Цзихуа, который, как отмечают источники, мог стать вторым самым крупным «тигром» после Чжоу Юнкана, занял свое место на недавнем совещании 4-ого пленума Партии в Пекине, и был отмечен в отчете госинформагенства Синьхуа.

По Шаньси, одной из северных провинций, которая граничит с родиной нынешнего генсека провинцией Шэньси, а также является родиной главы «внутренней полиции» партии ЦКПД Ван Цишаня, был нанесен чуть ли не самый сильный удар антикоррупционной компании: 13 членов постоянного комитета обкома провинции подпали под следствие.

ЦКПД критиковала высшее начальство Шаньси за слишком мягкую антикоррупционную компанию. Три полицейских начальника один за другим были уволены в столице провинции Шаньси — Тайюане. В августе «South China Morning Post» (SCMP) писала о том, что один из самых богатых людей провинции Чжан Синьмин был задержан по делу Сун Лина, члена «Шаньсийской банды» — главы корпорации Хуажунь, связанного с добычей угля. Уже в сентябре глава обкома Шаньси Юань Чуньцин исчез из провинции. За этим последовало заявление еще одного члена Постоянного комитета Политбюро Лю Юньшаня, что «политическая ЭКОЛОГИЯ в провинции нуждается в улучшении» – такие заявления из уст одного из высших руководителей страны в отношении целой провинции звучат не часто.

«Юньнаньская вотчина»

  • Бай Эньпэй – эксглава обкома провинции Юньнань (Юго-Западный Китай, граница с Мьянмой).
  • Лю Хань – угольный магнат
  • Чжан Тяньсинь – эксглава горкома Куньмина – столицы Юньнани
  • Шэнь Пэйпин – бывший замгубернатора Юньнани
  • Ван Тяньчжао – директор Первой народной больницы Юньнани.

Когда «сычуаньский тигр» Чжоу Юнкан стал главой обкома Сычуани в 2001, еще один выходец из инженерной среды — Бай Эньпэй начал свою десятилетнюю карьеру соседней Юньнани в качестве партийного секретаря. Стратегия Бая заключалась в превращение граничащей с Мьянмой, Вьетнамом и Лаосом Юньнань в торговый мост со странами Юго-Восточной Азии.

Тем не менее инфраструктурные проекты застопорились из-за бесконечных земельных конфликтов на местах. Спустя два года после того, как Бай вышел в отставку в 2011-м, в Сычуани был арестован бизнесмен Лю Хань – деловой партнер старшего сына Чжоу Юнкана, с которым Бай был на короткой ноге.

Дело угольного магната Лю Ханя связали с помогающему ему Баем. Лю Хань и другие бизнесмены были названы «триадой» – организованной бандитской группировкой – и приговорены к смертной казни. В августе Бай попал под следствие. Преемник Бая – Цинь – был вынужден уйти в отставку, не проработав в должности и трех лет.

«Банда Цзянси»

  • Су Жун – зампредседателя НПКСК провинции Цзянси (Юго-Восточный Китай)
  • Юй Лифан – супруга Су Жуна
  • Чэнь Аньчжун – замглавы СНП Юньнани (региональный парламент)
  • Чжао Чжиюн – замглавы обкома Цзянси
  • Яо Мугэнь – замгубернатора Цзянси
  • Чжоу Цзяньхуа – глава постоянного комитета СНП района Синьюй

В 2013 году Чжоу Цзяньхуа, чиновник низового уровня в провинции Цзянси, попал во внимание следователей из ЦКПД из-за причастности к незаконным земельным сделкам, однако в них оказалась замешана и жена одного из ключевых влиятельных компартии — Су Жуна.

Су был главой обкома внутриконтинентальной провинции Цзянси с 2007 по 2013 годы. Однако следователи получили «нулевой» результат при попытки «развить» дело Чжоу Цзяньхуа, и они начали следствие против Яо Мугэня – замгубернатора провинции и ключевым союзником Су Жуна, которого они задержали в июне 2013-го. Донос Чжоу Цзяньхуа, однако, не спас его от смертного приговора, который был приведен в действие в этом году.

«Группа Вань Цинляна» в Гуанчжоу

  • Вань Цинлян – бывший глава горкома Гуанчжоу, столицы провинции Гуандун
  • Чэнь Хунпин – бывший глава горкома Цзеяна (город в провинции Гуандун)
  • Лю Шэньфа – замглавы горкома Цзеяна
  • Ло Оу – замглавы постоянного комитета народного правительства Гуандуна
  • Цао Цзяньляо – вице-мэр Гуанчжоу
  • Ян Яньвэнь – глава райкома Хуаду, пригорода Гуанчжоу
  • Ли Цзюньфу – глава управления земельными ресурсами и жилищной администрации Гуанчжоу

Экономика китайской провинция Гуандун (Южный Китай) – которую если рассматривать отдельно от Китая (так в тексте статьи – прим. «ЮК») — будет считаться 15-ой крупнейшей экономикой в мире, почувствовала на себе самый сильный удар антикоррупционной компании – об этом свидетельствуют данные ЦКПД.

Расследования включали и скандалы вокруг целой индустрии торговли телом в гуандунском городе Дунгуань, который считается столицей китайской проституции, а также вокруг чиновников, которые пользовались многочисленными паспортами для оформления покупки недвижимости. В октября этого года провинциальные власти заявили, что будут увольнять или тормозить карьеру тех чиновников, чьи близкие родственники проживают за рубежом – для них даже появился термин «голые чиновники».

В июне, на фоне небывалых по масштабам протестов в Гонконге, ЦКПД начало расследование в отношении восходящей политической звезды – молодого главы горкома партии Гуанчжоу – Вань Цинляна – для которого, как и для многих его предшественников, пост секретаря горкома в третьем по величине городе Китая – мог стать площадкой для поднятия на должность главы провинции. Вана подвело его прошлое и его подчиненный – Чэнь Хунпин, который занял место Вана на посту секретаря горкома Цзеяна. Именно «работа» Чэнь Хунпином дала выйти на Ваня. Ранее «ЮК» писал о том, что помимо прочего, Вана и Чэня изобличили в связи с одной и той же стюардессой правительственного самолета – читайте «Неземная любовь секретаря Гуанчжоуского горкома»)

Секретное антикоррупционное расследование в китайской армии

  • Сюй Цайхоу – генерал-полковник, зампредседателя Центрального военного совета КНР – органа, управляющего всеми вооруженными силами Китая
  • Гу Цзюньшань – замглавы транспортного управления НОАК (армия Китая)
  • Ян Цзиньшань — бывший замкомандующего Чэндуским военным округом (Сычуань)

В январе 70-летнй генерал в отставке Сюй Цайхоу в последний раз появился на публике. Бывший замглавы ЦВС, работавший с покинувшими армию кадрами, сидевший всего в четырех креслах от Си Цзиньпина – однако его попытки поговорить с главой Китая были проигнорированы, об сообщает источник SCMP.

В июне 2013 года Политбюро, состав которой генерал Сюй покинул годом ранее, лишила его членства в партии по обвинению в коррупции. В конце октября Военная прокуратура объявила, что больной раком генерал предстанет перед судом за взяточничество, что по сути является беспрецедентным в 87-летней истории НОАК. Расследование в отношении генерала Сюй Цайхоу началось с его подчиненного – главы главного транспортного управления НОАК – генерал-лейтенанта Гу Цзюньшаня, который также был отстранен от работы по подозрению во взяточничестве: данные о его огромном личном и семейном состоянии были опубликованы в газете Цайсинь. Надо отметить, что в НОАК существует своя структура по проверке дисциплины, однако ее данные не оглашаются.

По информации источников SCMP, генерал Лю Юань – сын одного из лидеров Компартии при Мао Цзэдуне – Лю Шаоци (Хунань) — может занять место зампредседателя ЦВС, в которой он возглавит антикоррупционную компанию в армии.

В октябре 2014 года на 4-м пленуме Партии было анонсировано, что генерал-лейтенант Ян Цзиньшань, замкомандующего Чэндуским военным округом, попал под следствие из-за серьезного нарушения партийной дисциплины, и лишен членства в партии. /исследование South China Morning Post/

Си Цзиньпин как политик нового типа

В Китае на фоне идеологического вакуума и дальнейшего имущественного расслоения продолжается борьба региональных группировок, в которых очевидный удар наносится по союзным Сычуаньской и Южно-китайской группировкам. Интересно, что разгром Шаньсийской группировки был инспирирован двумя уроженцами этой же провинции — Ван Цишанем (глава ЦКПД) и Лю Юньшанем — чьи корни уходят в два соседних района провинции. Очевидно, что при новом хозяине Китая идет тотальная смена региональных элит, на их смену приходят региональные контр-элиты.

Также очевидно, что в создавшейся запутанной ситуации борьбы как кланов между собой, так и внутрирегиональной борьбы, которая только усложняет насущных для Китая проблем, Си Цзиньпин инициировал во многом новый курс в управлении Китаем — на усиление закона, государства и государственных институтов, Конституции, а также идеологии национального строительства — во многом построенная на противостоянии Японии и идеологии возрождения китайской нации, которое может гарантировать сохранение Китая в условиях кланового противостояния. В частности, из членов ПК Политбюро были сформированы Комитеты по углублению реформ и Комитет государственной безопасности — в узком составе из членов ПК Политюбро, в армии формируется Антикоррупционная группа, а при Прокуратуре создается Антикоррупционный комитет — все эти органы на ручном управлении и стоят особняком от традиционных органов государственного и партийного управления, особленных и параллизованных чистками, которые по нашим оценкам не только не закончатся, но и усилятся, охватив все сферы общества.

Новый хозяин Китая решительно и умело ведет свой клан к власти, устраняя конкурентов. С 2008-ого года, когда модель развития Китая сменилась на стимулирование внутреннего потребения, стало ясно, что основную выгоду от смены курса получат внутриконтинентальные провинции, а прибрежным провинциям придется серьезно снизить уровень роста. Основными соперниками на контроль «Шелкового пути» в Европу — стали Шэньси, родина Си Цзиньпина, и Сычуаньский регион — провинция Сычуань и город Чунцин, некогда входивший в состав Сычуани. Ослабенная внутренними противоречиями аньхойская-шанхайская группа во главе с прежним генсеком Ху Цзиньтао дала повод Сычуаньскому региону попытаться захватить верховную власть в стране — однако номинальный лидер группы Бо Силай и ее реальный руководитель Чжоу Юнкан потерпели поражение на 18-ом съезде — а руководителем Китая стал Си Цзиньпин, одобренный как шанхайцами, так и аньхойцами, которых представляет второй человек в стране — Ли Кэцян.

В течение 2-х последующих лет в партии, численность которой перевалила за 90 млн человек (в КПСС в концее ее существования числилось около 17 млн членов) — Си Цзиньпин стал «верховным арбитром» внутрипартийной борьбы — которая вошла сейчас в решающую стадию, вторгнувшись в святая святых политики Китая — китайскую армию. По итогам этой чистки страна будет полностью приведна к единому знаменателю — идеалу империи Цинь — на деятелей которой то и дело ссылается человек №1.

Проблема Гуандуна

Крайне специфичной остается ситуация вокруг пограничной с Гонконгом провинции Гуандун, властный аппарт которой дезорганизован чередой антикоррупционных ударов — перед назначенным туда северняниным Ху Чуньхуа стоит сложная задача не допустить распростанения «гонконгских настроений» в провинции, которую не так просто решить. По мнению ряда экспертов, система всеобщего тайного голосвания — которая предусмотрена в Гонконге в 2017 году может распространиться в дальнейшем и на весь Китай — который от модели партийного и планового управления переходит к государственному и рыночному — основными акторами в стране становятся не неповоротливые госкомпании — а современные корпорации. Возможно, именно к новым условиям ведет китайскую элиту Си Цзиньпин, а также готовит своего преемника — главу обкома Гуандуна — Ху Чуньхуа.

south-insight



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *