Девятов: Китайская политика – это бесконечный путь хитрости

koment

Комментарий к статье Дорогой «Китайской Мечты».

Со времен древнекитайского стратега Сунь-цзы «китайская политика – это бесконечный путь хитрости». Политика – это вопрос власти. Власть же есть проявление воли. Политическая воля навязывается пропагандой. А наши китаеведы из библиотеки всем сердцем и всеми помыслами вчитываются в пропагандистские материалы китайских властей, принимая стратагемы китайской политики (стратагема – это военная хитрость) за чистую монету.

Вот и наши патриоты из Изборского Клуба, пылая чувством надежды на китайскую помощь в трудные времена современной России демократического выбора, взялись пересказывать китайские тексты про «Мечту Китая» и «Дух Китая». Начали с описания посещения 29.11.2012 членами Постоянного Комитета Политбюро ЦК КПК выставки «Дорогой возрождения» в Историческом музее Китая, что на площади Тяньаньмэнь. Весь пафос сосредоточили на «столетии национального позора» (от Опиумных войн 1840-1842 и 1856-1860гг. до Освобождения и образования КНР в 1949 году). Из организаторов позора назвали лишь державы Запада и Японию. А саму Мечту Китая свели к возрождению величия китайской нации по формуле: «Взять судьбу нации в свои руки и быть гордым китайцем, которому везде и всюду почет и уважение». Если бы наши китаеведы из библиотеки сами сходили бы в Исторический музей, то на втором этаже заметили бы, что к вековому позору китайской нации приложила руку и Россия. На стендах «позора» скрупулезно изображены все территории, отошедшие к Российской империи по «несправедливым договорам» (а это: всё Приморье, Хабаровский край, Сахалин, Внешняя Монголия, Западный Туркестан). А мечта о великом возрождении связана у китайцев не только с возвратом утраченных земель, но и со «справедливыми требованиями» отмщения за столетия позора.

А если бы наши китаеведы из библиотеки сходили бы в исторический музей в Даляне (бывшие Порт-Артур и г. Дальний) то подивились бы высоте планки великоханьского национализма в показе истории зоны отчуждения КВЖД и всей «Желтороссии».

Но самое печальное у наших китаеведов из библиотеки в изложении темы «Дух Китая». Сказав, что «сердцевина китайского духа – патриотизм» они забыли пояснить российским читателям, что патриотизм в Китае это, отнюдь не «любовь к Родине», но «любовь к государству» (ай го). А социализм с китайской спецификой – это не что иное как китайский национал-социализм.

Долго размышляя про «общество среднего достатка» (сяо кан), наши китаеведы забыли про конфуцианскую догму о том, что достижение «сяокан» ведет к потере связи с Великим Дао (Путем Неба). То есть: для реализации Мечты Китая нужно возродить Дух Китая, а стяжать Дух Китая без восстановления мистической связи с Дао по конфуцианскому канону невозможно. И именно здесь в части «Воли Неба» Россия с её Восточным правильным учением (так тремя иероглифами записывается смысл имени «православие») могла бы оказать Китаю «гуманитарную помощь». И так Духом закрыть вопрос «справедливых требований» о компенсации былой имперской «несправедливости». Однако и в понимании того, о каком «Восточном правильном учении» у наших китаеведов из библиотеки полный ералаш. Историю православия в Китае они начинают с XVII века, после русского раскола и реформы веры патриарха Никона с подброшенной из Ватикана царю Алексею Михайловичу идеей жидовствующих «Москва – Третий Рим». Напрочь умалчивая про единое государство Чингисхана XIII века, когда Великий хан Орды и император династии Юань Хубилай перенес столицу Единого государства из Карокорума в Пекин (Ханбалык-Даду) куда в гарнизон прибыл и русский полк от Золотой Орды с православным священством. Да, в XIII-XIV веках русские православные княжества, и принявшая ислам Великая Степь, и народы Китая, принявшие в качестве государственной веры буддизм, жили в одном Едином государстве с именем: «Хамаг монгол улус». Едином государстве, построенном не на вероучении и не на идеологии, но только на этике: всего-то 64-х принципах поведения – того, что можно и что нельзя – Великой Ясы.

И опыт стяжания Духа нравственного общежития людей разных вер и учений того времени китайцы и хотят повторить в новых условиях «тектонических процессов глобальной трансформации». Провозгласив доктрину «Великого чайного пути» из Китая в Санкт-Петербург и Нового Шелкового Пути из Китая в Германию.

Жаль, что про Новый Шелковый Путь у нас ещё что-то говорят, а вот про «Великий чайный путь» не говорят ничего.

Андрей Девятов



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *