Пекин отказался следовать завету Дэн Сяопина

otkaz (2)

КНР не станет вступать в военный блок ни с Россией, ни с кем-либо еще. Это лишь связало бы Пекину руки. Китай будет укреплять влияние в мире, формируя сеть друзей на всех континентах, опираясь на свою «мягкую силу». Такой вывод следует из доклада о международных делах, с которым выступил председатель КНР Си Цзиньпин. Как отмечают эксперты, китайский лидер в то же время дал понять, что будет жестко давать отпор попыткам США сдержать возвышение Китая.

Лидер Китая, созвав в Пекине членов постоянного комитета политбюро ЦК КПК и чиновников высокого ранга, выступил с пространной речью о внешней политике страны. По словам Си Цзиньпина, ее главная задача состоит в том, чтобы стимулировать развитие и обеспечить безопасность.

На первый взгляд об этом не раз говорилось и раньше. Но внимательное прочтение текста говорит о том, что нынешнее руководство внесло во внешнеполитический курс серьезные коррективы. Во-первых, оно официально поставило крест на завещании отца китайских реформ Дэн Сяопина, советовавшего властям страны до поры до времени скрывать свою силу, вести себя на международной арене скромно и осторожно. Во-вторых, лидер КНР подчеркнул необходимость держаться в стороне от военных блоков, иными словами, проводить курс неприсоединения. Блоки не нужны, вместо них Китай будет формировать по всему миру «сеть партнерств».

В беседе с «НГ» ведущий научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Александр Ларин отметил, что термин «неприсоединение» возник в период холодной войны и означал неприсоединение ни к США, ни к СССР.

Однако и в нынешних условиях он не утратил значения. «Что касается Китая, то он ни к кому не собирается присоединяться. Собственно, в этом нет нужды. Китай накопил такую силу, что один в состоянии справиться с вызовами, которые перед ним встают. Более того, если бы какая-то страна присоединилась к Китаю, она стала бы слабым союзником. Не факт, что Китай усилил бы свои позиции. С другой стороны, государство, которое присоединилось бы к Китаю, попало бы в положение если не сателлита, то союзника, не вполне свободного в своих действиях.

В России после начала украинского кризиса высказывались мнения, что Китай стал нашей опорой, что он нас вытянет из этого кризиса. Но такие надежды могли питать те, кто плохо знаком с политикой Китая. Скорее всего российско-китайский союз был бы неравноправным и не сулил бы больших выгод ни России, ни Китаю», – полагает эксперт.

Политику Китая в этом плане ярко высветила война между Россией и Грузией. Китай тогда выразил понимание позиции России. Российско-китайские отношения не ослабли. Тем не менее Китай не пошел на признание новых государств – Абхазии и Южной Осетии.

«А когда разразился кризис в Украине, Китай занял позицию, которая во многом совпадала с нашей. Он высказался за прекращение конфликта, против применения санкций. Позже стал высказываться за отмену санкций на том основании, что это не способствует урегулированию проблемы, а, напротив, ее обостряет. В то же время Китай в отличие от России не осуждает действия украинского правительства, а занимает позицию, по сути, нейтральную», – указывает эксперт.

Китай ничуть не ухудшил отношения с Западом, он продолжает линию на укрепление отношений с США с тем, чтобы обе державы могли сосуществовать в условиях международной стабильности.

Словом, Пекин исходит из того, что внеблоковая политика является для него оптимальной. Однако внеблоковая не означает пассивная политика. Завещания Дэн Сяопина Пекин действительно больше не придерживается. Наступил новый этап. Скрывать силу больше нет нужды, заключил эксперт. В этой связи New York Times пишет, что в речи Америка напрямую не упоминается. Но председатель Си явно имел в виду США, когда сказал: «Тенденция к многополярному миру не изменится». Имеется в виду, что пора, когда Америка является единственной сверхдержавой, заканчивается.

Владимир Скосырев



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *