Четыре стороны мира под китайской крышей или где воевал Китай

gdewoewal

«Непосредственной задачей Китая является возвращение всех наших территорий,

а не только отстаивание нашего авторитета до Великой Китайской стены»

Мао ЦЗЕДУН

ПЕРЕДОВАЯ ЛИНИЯ — ЮГ

«Тибет является ладонью Китая, а Непал, Ладакх, Бутан,

Сикким и Нагаленд — ее пять пальцев».

Мао ЦЗЕДУН

О Тибете, независимость которому была дарована Китаем по договору 1912 года, а отобрана назад после «мирного освобождения» экспедиционным корпусом НОАК в 1951 году и подавления восстания 1959 года, Вы имели возможность узнать. А сейчас – об истории взаимоотношений Китая и его «пяти пальцев», а заодно о претензиях Пекина к прилегающим к «Поднебесной» территориям.

Сразу стоит отметить, что на снежных вершинах Гималаев много веков назад столкнулись два азиатских гиганта – Китай и Индия. Кое-где и сейчас между ними сохраняются «буферные» государства, однако, лишь одно из них – Непал – может считаться мировым сообществом полностью независимым. Из перечисленных «пальцев» Бутан – фактически индийский протекторат. Им же был и Сикким, пока в 1975 году не без труда Индиры Ганди не был присоединен к Индии на правах штата. Штатом Индии является и Нагаленд, а Ладакх – историческая область на севере индийского штата Джамму и Кашмир, теперь находится под властью Китая и Пакистана. Там то и расположена самая крупная из оккупированных Китаем иностранных территорий – Аксайчин (около 36 тысяч квадратных километров).

ВОЙНЫ С ИНДИЕЙ

Район был занят КНР сначала мирно, поскольку Аксайчин – это почти ненаселенное высокогорье, и Индия не держала там пограничные войска. Но Пекину это показалось мало, и потому он захватил эту территорию силой.

Летом 1959 года китайские войска захватили форт Кхурнак. Китайский контроль над Аксайчином сохраняется уже более 35 лет, район пересекает построенная за эти годы китайцами стратегическая шоссейная дорога. «Палец» прирос, но Индия с оным не смирилась и ждет удобного случая отомстить, во-первых, и вернуть свое, во-вторых.

Октябрь 1962 года, Северо-восток Индии. Война продолжалась всего 30 дней, Народно-Освободительная армия КНР не знала поражений и индийский штат Аруначал-Прадеш, что на востоке Индии, между Бутаном и Бирмой (около 90 тысяч квадратных километров) был занят полностью! Однако Китай был еще слаб и потому, после вмешательства и давления США шесть стран – членов Движения неприсоединения (Цейлон, ОАР (Сирия и Египет), Гана, Бирма, Индонезия и Камбоджа) Китай уступил. Части Народно-Освободительной Армии Китая (НОАК) были отведены до пределов территории, захваченной к 7 ноября 1959 года.

Штат Аруначал-Прадеш и сейчас официально считается Китаем своей территорией, а северо-восточный участок индийско-китайской границы («линия Макмагона») – незаконченным. Более того, метод решения Китаем этого территориального конфликта был предложен Индии лидером КНР Дэн Сяопином в весьма оригинальной форме – Китай признает принадлежность Аруначал-Прадеша за Индией, а Индия в ответ – принадлежность Аксайчина Китаю (!), как сказали по этому поводу в Дели, Китай предложил обменять индийскую территорию на… тоже индийскую. Таков китайский вариант урегулирования военно-политических конфликтов, к которому следует прислушаться и русским дипломатам. Но и это еще не все.

Нагаленд – индийская союзная территория (автономия), населенная племенем Нага. Расположена она немного южнее того самого Аруначал-Прадеша, от которого отделяется еще одним штатом – Ассамом. По языку нага, так же как и население Аруначал-Прадеша, ладакхи и большая часть жителей Бутана и Сиккима, родственны тибетцам. Родственны примерно в такой же степени, как чехи – полякам. И кроме того, нага вместе с еще одним родственным народом – мизо, живущим по соседству, резко отличаются от большинства населения Индии в религиозном плане – они христиане-протестанты. Там, где есть большое различие, а тем более религиозное, всегда найдется место сепаратизму. Или национально-освободительному движению, как любят говорить террористы и лохитикаские авантюристы. Главное, что повстанцы нага и мизо получают отличную боевую выучку на базах в южных китайских провинциях. Равно как и повстанцы из родственных племен, живущих в соседней Бирме. Китай естественно от оного факта отказывается и разражается по поводу таких обвинений. Однако, факты – упрямая вещь.

Китай поддерживает всевозможные террористические организации и «фронты» в тех странах, которые не только граничат с «поднебесной» но и которые находятся в военно-политических союзах с «врагами» Пекина. Убедилась в том и другая страна – бывшая часть Британской Империи, ее «великая жемчужины» – Индии. Теперь она называется Мьямна, а когда-то называлась Бирма. Эта страна при первой возможности, как и Пакистан, отделилась от Индии и провозгласила свою независимость. Однако быть самостоятельным еще не значит быть сильным. Такая держава как Китай, одурманенная красным драконом коммунизма, немедленно воспользовалась слабостью соседа.

«Мы обязательно должны заполучить Юго-Восточную Азию,

включая Южный Вьетнам, Таиланд, Бирму, Малайзию, Сингапур… Такой район, как ЮВА, очень богат, там очень много полезных ископаемых, он весьма заслуживает затрат на то, чтобы его заполучить.

В будущем он будет весьма полезен для развития китайской промышленности».

Мао ЦЗЕДУН

КОНФЛИКТ С БИРМОЙ

Азия велика и богата, если только не помогут и не защитят сильные, а сил на оборону не хватает. Видимо, поэтому у правительства Бирмы до 20 ноября 1955 года «не доходили руки» посмотреть, что происходит на собственной северной границе, в княжестве Ва.

Попытка же осмотра закончилась трагически и бирманская воинская часть, совершавшая учебный переход в 64 километрах от границы (на своей территории) была внезапно атакована китайскими солдатами. Они, как оказалось впоследствии, квартировали там уже 4 года. Бирме такая ситуация явно не понравилась, а Китай заявил в ответ, что не согласен с договором, определившим китайско-бирмскую границу и хочет, чтобы ее пересмотрели. А пока этого не произошло, «обе стороны должны твердо соблюдать существующее здесь положение».

После 5 лет оккупации Китай отвел свои войска за линию границы, получив в ответ согласие испуганной Бирмы, считать этот район «спорным». Однако значительные районы севера Бирмы до сих пор контролирует вовсе не бирманское правительство, а 8 прокитайских национальных и повстанческих организаций, объединенные вооруженные силы которых насчитывают по данным международных экспертов не менее 25 тысяч человек.

БИТВЫ С ВЬЕТНАМОМ

Во время американо-вьетнамской войны Китай с Вьетнамом дружил, даже любовно считал его «младшим братом». Что, однако, не помешало КНР одновременно попытаться занять горные участки вьетнамской территории в провинции Каобанг.

В 1974 году же КНР оказал Северному Вьетнаму «интернациональную помощь» в борьбе с Вьетнамом южным. Воспользовавшись тем, что американцы увели из Южно-Китайского моря свой флот, части КНР выбили южновьетнамских пограничников с Парасельских островов. Да там и остались. По причине того, что острова имеют прилегающий к ним нефтеносный шельф. Это вторая после Аксайчина (Индия) по величине оккупированная Китаем территория, оставшаяся под его контролем, до нашего времени. В том же 1974 году Китай официально заявил о своих претензиях на еще одну территорию – вьетнамский архипелаг Спратли. Уже 20 лет Китай рассматривает любые действия на островах Спратли как «посягательство на суверенитет и территориальную целостность Китая». Но и это не все претензии Китая к слабому южному соседу.

30-дневная (февраль-март) китайско-вьетнамская война 1979 года официально сопровождалась территориальными претензиями на часть земель вьетнамской провинции Лоангшон. И судя по всему, Пекин не откажется от своих намерений заполучить эти земли.

ПЕРЕДОВАЯ ЛИНИЯ – ВОСТОК

«Нынешний Тихий океан в действительности не такой уж тихий.

В будущем, когда он окажется под нашим контролем, можно будет считать его тихим».

Мао ЦЗЕДУН

СЮРПРИЗ ДЛЯ ЯПОНИИ

12 апреля 1978 года Китай применил новую тактику претензий на территорию своих соседей из «мирных» рыбаков. Так, в территориальных водах японских островов Сенкаку (Восточно-Китайское море) ВМС Японии была обнаружена китайская рыболовная флотилия в составе более 100 судов. Суда отказались подчиниться требованию японского патрульного катера покинуть территориальные воды Японии и подняли щиты с надписями: «Эта зона является китайскими территориальными водами». Прибывшим на место происшествия японским сторожевым кораблям «мирные китайские рыбаки» продемонстрировали установленные на своих судах пулеметы.

Инцидент был исчерпан к концу апреля, когда КНР отозвала своих «рыбаков», заявив, что они появились в районе островов «случайно». Так был проведен еще один способ устрашения близких соседей.

Российскому МИДу следует напомнить, что множество территорий в качестве «временно утраченных территорий» Китаем рассматривается около 300 островов Южно-Китайского, Восточно-Китайского и Желтого морей, а также лежащие буквально вплотную к побережьям стран, на суше с КНР не граничащих. Например, рифы Цэнму, находящиеся в 20 милях от побережья малайского штата Саравак.

Единственное сопредельное с Китаем государство, которое не получало от КНР прямых территориальных претензий – Северная Корея. Верного вассала не трогали. Однако за это Пхеньян платит высокую цену – безбожную марксистскую идеологию поддерживают с полной силой государственного аппарата. Не трудно догадаться, что будет с КНДР, если ее руководство откажется от коммунизма.

ПЕРЕДОВАЯ ЛИНИЯ — СЕВЕР

«Внешняя Монголия после победы китайской революции станет частью Китайской федерации».

Мао ЦЗЕДУН

«Мы в свое время ставили вопрос, нельзя ли вернуть Внешнюю Монголию Китаю.

Они (СССР) сказали, что нет».

Мао ЦЗЕДУН

ПРЕТЕНЗИИ К МОНГОЛИИ

Монгольская Народная Республика – особый вопрос. Это единственное государство, которому в XX веке удалось не только сбежать от Китая. Но и сохранить свою независимость. Пока.

Известно, что до 1918 года Внешняя Монголия или Халха – нынешняя МНР входила в состав Китайской империи китайскими гарнизонами. Отделили Халху от Китая Русские офицеры. Но не большевики, а один из самых знаменитых героев-авантюристов в истории Гражданской войны в России генерал-лейтенант, барон Роман Унгерн фон Штернберг. Во главе своего отряда он, вырезал китайские гарнизоны, и объявил о переходе всей верховной власти в руки Богдо-Гэгэна – главы ламаистской церкви Монголии. Сам Роман Федорович за этот подвиг был титулом монгольского князя. Как говорят, принял буддизм и позднее фактически стал диктатором Монголии. Его многочисленные войска к 1921 году включали в себя русские, внешне-монгольские части, а также вооруженные отряды из Внутренней Монголии.

Барону в его борьбе с красной чумой большевизма не повезло. В 1921 году он вторгся на территорию Забайкалья. Этим воспользовались жидобольшевики, организовавшие «Монгольскую народную революцию». Сама по себе она не случилась, поскольку доблестные революционеры и их «Временное народное правительство» обитали тогда на территории оккупированной Красной Армией – современных Читинской области и Бурятии. Организовав мятеж, Красная Армия, вместе с Народно-революционной Армией ДВР в ходе трехмесячных боев заняла Внешнюю Монголию, после чего Богдо-Гэгэн был оставлен декоративным главой при «народном правительстве», а Романа Унгерна казнили по приговору Сибирского ревтрибунала.

Официально Китай согласился с независимостью Внешней Монголии в 1945 году, признав решения Ялтинской конференции «большой тройки».

Но и после решения держав, Мао неоднократно обращался с просьбами присоединить МНР к Китаю. Просил сначала у Сталина, потом – у Хрущева, однако получал неизменный отказ. Со времени советско-китайских конфликтов 1960-х годов постоянным требованием правительства КНР к СССР, а позже и к России был вывод войск с территории Монголии.

Вопреки здравому смыслу в 1993 году это требование тайно и быстро было выполнено, что повлекло за собой внутренние волнения, как в Монголии, так и на Дальнем Востоке России. Станет ли Внешняя Монголия снова частью Китая? И если да, то, как скоро? Просьба монгольского правительства о выводе российских войск с ее территории и победа коммунистов на президентских выборах (а коммунисты в современном мире могут ориентироваться только на Китай) и многие другие события позволяют считать такой вариант вполне вероятным в обозримом будущем. Тем более что Россия при Б. Ельцине перестала заботиться о собственном Дальнем Востоке и одноименном Военном округе, не говоря уже о традиционных союзниках в Азии. Появление на политическом горизонте В. Путина и его вояжи в Северную Корею, Японию и Китай позволяют слабо надеяться на то, что границы России будут надежно закрыты и защищены. Есть надежда и на то, что местные губернаторы не воспользуются слабостью центра для укрепления своей личной власти и политического века. Тем временем Китай рано считать союзником России, в чем нас русских желают убедить политологи Кремля.

ПЕРЕДОВАЯ ЛИНИЯ — ЗАПАД ВОЙНЫ С СОВЕТСКИМ СОЮЗОМ

«Советский Союз оккупировал слишком много территорий…

Примерно сто с небольшим лет назад они отрезали всю область к востоку от озера Байкал с Боли (Хабаровск) и Хайшеньвэем (Владивосток) и полуостровом Камчатка.

Этот счет не так легко списать. За это мы с ними еще не рассчитались».

Мао ЦЗЕДУН

Бои в районе Жаланашколь (Семипалатинская область Казахстана) были не первым по времени, но первым по размаху эпизодом китайско-советских пограничных конфликтов 1969 года.

В отличие от первого столкновения – на острове Даманском, бои на западной границе почти не упомянуты в советской, и совершенно – российской литературе и прессе. Хотя происходили они неоднократно – в конце апреля, 2 мая и, наконец, 13 августа 1969 года, когда крупная китайская воинская часть вторглась на советскую территорию недалеко от пограничного поселка. Как и на Даманском, в конфликте участвовали не только пограничники, но и армейские подразделения. Как и на Даманском, были потери с нашей стороны, как и на Даманском, дело решила превосходящая огневая мощь советских войск.

Северо-западная граница Китая (из бывших республик СССР КНР граничит с Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном и республикой Горный Алтай России) оспаривается КНР, как и вся линия границы между Российской Империей и Китаем, как «заключенная по неравноправным договорам». Кстати, один из основных договоров – Пекинский (1860) действительно определяет происхождение российско-китайской границы по территории, сейчас принадлежащей Казахстану. И, как уже вошло в традицию, из всего набора международных правовых актов Китай выбирает только те, на которых его территория указана в большем размере. И то до тех пор, пока не предъявляет претензии на еще большую.

Так Афганистан неоднократно предъявлялись претензии на «афганский коридор» – узкую полосу между границами Пакистана и Таджикистана. Пакистан и Корея, в числе первоочередных претензий КНР не значатся, занимая «второй эшелон».

ПРЕТЕНЗИИ К РОССИИ

Традиционные заявления о «несправедливости» российско-китайских договоров, определяющих границу на территории Дальнего Востока и история российско-китайских отношений – это тема обширная. Поэтому сегодня скажем только о Дальневосточной проблеме.

Передовой линией дальневосточной границы с конца 50-г годов и до сего дня остаются острова на реках Амур и Уссури. До недавнего времени они были камнем преткновения. Находившиеся под контролем Российской Империи, а затем РСФСР, ДВР, снова РСФСР, СССР, и Российской Федерации острова впервые стали оспариваться КНР в 1959 году. С начала 60-х годов китайцы все чаще переходят через границу на острова для выпаса скота, для сенокоса, ловли рыбы и других работ того же рода. Как было написано в обнаруженной у одного из нарушителей директиве Народного правительства провинции Хэйлунцзян (столица г. Харбин): «При ловле рыбы на спорных островах Амура и Уссури советские пограничники часто предъявляют претензии к нашим рыбакам, чтобы они покинули эти острова. Предлагаем продолжать лов рыбы на спорных островах, а советским пограничникам заявлять, что указанные острова принадлежат Китаю, что границу нарушаем не мы, а они». Официально же существование «спорных участков» на границе было заявлено КНР в 1963 году.

Число нарушений границы и попыток захватить острова явочным порядком росло год от года и разрешилось известными кровопролитными событиями — военным конфликтом на острове Даманском 2-15 марта 1969 года. Затем последовали пять месяцев не столь крупных вооруженных нападений и нарушений границ, прекратившихся только в сентябре того же года после поражения китайских частей под Жаланашколем (Казахстан), и последовавшей за этим договоренности глав правительств СССР и Китая от 11 сентября 1969 года.

С тех пор и до 1991 года восточный участок границы, включая острова, находился под усиленной охранной Советской, а после Российской Армии. В 1991 году СССР, с одобрения масона М.С.Горбачева и стараниями жидомасона И.Э.Шеварднадзе, «признал наличие «спорных районов»», и начал передачу Китаю островов на Амуре и Уссури, совершая «демаркацию границы», однажды уже демаркированной.

Проблема здесь не только в передаче иностранному государству тысяч квадратных километров территории, более полутора веков официально принадлежавшей России. Договоренность о новой демаркации, обоснованное тем, что граница проходила не по фарватеру рек, «что является общепринятым», а под китайским берегом, не только не сопровождалась каким-либо заявлением правительства КНР об отсутствии в дальнейшем претензий на земли Дальнего Востока, но и была достигнута тайно, без обнародования какого-либо заявления или соглашения и без ратификации парламентами России и Китая.

Совершив такой акт, Советское правительство фактически признало то, что давно пытаются доказать китайцы – неравноправность договоров, определивших российско-китайскую границу на Дальнем Востоке. А об отмене неравноправных договоров главный богоборец Предсовнаркома РСФСР Владимир Ленин заявил еще в 1918 году. Россия, завершившая недавно процесс демаркации, является правопреемником, как Российской Империи, так СССР и РСФСР, и соответственно, несет на себе все их обязательства.

До сих пор двусторонняя комиссия по демаркации не пришла к согласию о судьбе двух островов, лежащих прямо под Хабаровском и имеющих стратегическое значение – Тарабарова и Большого Уссурийского. Китайцы считают — то, что отделяет острова от российского берега – река, а от китайского – протока, следовательно, острова китайские. Российская сторона прямо противоположного мнения. А между тем, на островах расположены сельскохозяйственные угодья и даже небольшая ветка железной дороги.

Китайские же рыболовы по-прежнему продолжают нарушать границу, теперь уже вновь «демаркированную». В 1993-1996 гг. китайской и северокорейской разведками, отчасти при участии ФСБ России, были инициированы и распространены слухи о возможном вооруженном конфликте между КНР и Россией. И только активная позиция губернаторов Приморского края Е.Наздратенко и Хабаровского края В.Ишаева, отвергавших претензии и агрессивные приготовления китайцев, и их личная позиция защищать наши территории позволили, наконец, МИД России принять решительные меры по урегулированию нараставшего конфликта. К сожалению, совершалось это путем многочисленных уступок, включая всем известный остров Даманский.

Будет ли подобное продолжаться при новой власти В. Путина? Скорее всего, да, если не последует жестких дипломатических решений. Пока же их нет.

ВТОРОЙ ЭШЕЛОН ИЛИ «ЕДИНЫЙ МНОГОНАЦИОНАЛЬНЫЙ КИТАЙ»

«Судьбы мира определяет Азия, судьбы Азии определяет Китай»

Цзян ЦЗИНГО,

Президент Китайской Республики (Тайвань)

Ранее речь шла о передовой линии китайской экспансии, о территориях, напрямую граничащих с Китаем, не очень больших по азиатским меркам и оспариваемых КНР официально. За первым следует второй эшелон захвата – земли, принадлежащие Китаю в силу «исторических прав».

Традиционный китайский взгляд на мир, к несчастью для России, не изменился ни с падением империи и династии ЦИН, ни с провозглашением КНР, ни со смертью Мао. Он не предусматривает такого понятия, как исторически сложившиеся или международно-признанные границы. У Китая нет исторически сложившихся границ, у него есть исторические права.

ЕВРАЗИЯ – фактически единственный континент, где этот принцип действует до сих пор, и не только с подачи Китая. Он является основой не только для политических деклараций, но и для военных действий (как это было при вторжении Ирака и Кувейт, «историческую провинцию Ирака»). По той же схеме происходила аннексия Израилем арабских земель со ссылкой на Библию, а также захват Индонезией Восточного Тимора и т. п.

Европу от подобного принципа, основного для всего мира, оберегает Хельсинское соглашение. Африку – Организация африканского единства, Америку – Организация американских государств. В Азии же он действует до сих пор, а в Китае – действует с особым рвением на высшем государственном уровне.

ТЕОРИЯ ЗАХВАТА

Согласно официальной концепции китайской исторической науки, народы, когда-либо входившие в пределы империи, платившие дань, или посылавшие послов, или даже завоевавшие Китай – автоматически считаются китайцами.

Именно такой смысл имеет «Концепция извечного единого многонационального Китая», принятая в науке КНР. До этого примерно ту же роль играла гоминдановская «Теория ствола и ветвей» (ствол – ханьцы, ветви – все те, кто когда-либо с ними контактировал). Оная теория до сего дня господствующая на Тайване.

Таким образом, в китайской исторической науке живет великий китайский император Чингисхан, буряты, как «ветвь одного из народов нашей страны – монголов», Киргизия как вассальное владение Китая. Все войны, захваты и присоединения, происходившие между государствами, часть которых когда-либо находилась на территории, подконтрольной в какое-либо время Китаю или покорителям Китая, объявляются «внутренним делом Китая» и «конфликтами внутри единого многонационального Китая».

На территории, ныне входящей в состав Китая, за тысячелетие истории существовали десятки империй, ханств и княжеств. Однако это не мешает сегодня КНР претендовать на территорию и собственно власть над теми народами, какие входили когда-либо в историческую область (землю) Китая. Бессмысленно высмеивать концепции «извечного единого многонационального Китая» или «ствола ветвей». Этим занимаются в Вашингтоне, Лондоне и Москве уже десятки лет и до сих пор без особого успеха. Пекин продолжает претендовать на роль лидера Евразии и от оного статуса никогда не откажется. Приведем только одну цитату:

«В двадцать лет я услышал, что когда «наш» Чингисхан покорил Европу, то был «наш» золотой век. Лишь когда мне исполнилось 25 лет, я узнал, что на самом деле в так называемый «наш» золотой век монголы покорили Китай, и мы стали рабами… Русские раньше нас порабощены, это они должны были бы сказать: «Когда наш Чингисхан покорил Китай, наступил наш золотой век» Лу СИНЬ.

Можно часами издеваться над китайскими историческими концепциями и спрашивать: не стоит ли восстановить империю Александра Македонского, а персов на этом основании объявить греками, или отдать Британию Италии как преемнице Рима. Но это приносит лишь моральное удовлетворение. Нашему миру необходимо принимать эти концепции в расчет, когда рассматриваются отношения Китая с сопредельными странами. Это позволит прогнозировать намерения Азиатской державы в обозримом будущем.

Какие же территории включаются в состав исторически принадлежащих Китаю китайскими историками, и попадают в этом качестве в китайские карта и учебники, на которых воспитываются поколения?

«ИСТОРИЧЕСКИЕ ВЛАДЕНИЯ КИТАЯ»

ЮГ. Бирма, Камбоджа, Лаос, Вьетнам, Непал, Бутан, север Индии – как незаконно отторгнутые части империи.

Таиланд, Малайзия, Сингапур – как территория бывших вассалов.

ЗАПАД. Обе Кореи – как незаконно отторгнутые части империи.

Острова Рюкю, все острова Южно-Китайского, Восточно-Китайского и Желтого морей – как части китайской территории.

ВОСТОК. Киргизия – поскольку часть киргизских племен входила в состав завоеванного империей ЦИН Восточного Туркестана, а часть киргизских манапов в середине XVIII века направили посольства ко двору династии Цин.

Казахстан восточнее Аральского моря, включая Алма-Ату – как входившая в территорию империй Тан и Западное Ляо, а также территория завоеванного Китаем Джунгарского ханства.

Афганская провинция Бадахван – как незаконно отторгнутая часть империи.

СЕВЕР. Монголия – как незаконно отторгнутая часть империи.

Забайкалье и юг Дальнего Востока вплоть до Охотска – как входившие в состав империй Чжэнь-Бохай, Тан, Айсинь-Цзинь, а также населенные народами, родственными маньчжурам, как отторгнутые у Китая по неравноправным договорам с Российской Империей.

Таким образом, никакие заверения Пекина о добрососедских отношениях с Москвой нельзя считать нерушимыми и долговременными, пока существует «концепция извечного единого многонационального Китая». Закрывать глаза на это или лгать гражданам России о вечном мире с Китаем дипломатам и лично В. Путину не позволительно. Нам же следует быть бдительными и более того – сильными соседями, тогда исполнение Китаем своей исторической доктрины хотя бы отодвинется от наших границ на неопределенное время. В то же время, Русским людям нельзя забывать о том, что есть большое число пророчеств Святых угодников Божиих, в которых указывается, что народ языческий, поклоняющийся дракону и поедающий змей, разных тварей и гадов нечистых, как саранча вторгнется в пределы Святой Руси, и будет великая битва и великое число мучеников Христианских.

КИТАЙ ГОТОВИТСЯ К ВОЙНЕ

Метод «Картографической агрессии» применяется Китаем начиная с 1930-х годов и до сего дня. Насколько реально перерастание картографической агрессии в демографическую и военную? И если реально, то, как и когда это может произойти?

Эта тема интересовала всегда и царей и большевиков, и наших демократов-президентов. Здесь же можно привести лишь несколько фактов из жизни китайских ученых-дипломатов, руками которых создается новая агрессия. С 1987 года в Китайской военной науке начинает внедряться концепция «стратегической границы». По определению автора концепция Суй Гуюаня, под «»стратегической границей» понимается пространственный рубеж, связанный с интересами государства, переделы которых оно может реально контролировать военной силой». Географическая граница «может быть расширена до пределов стратегической, если последняя долгое время превосходит географическую границу». Как?

Основным фактором, расширяющим стратегическую границу, объявляется «экономическое освоение территории».

В 1988 году в Китае было объявлено о создании первых частей быстрого реагирования – «ударных батальонов», предназначенных для действий и локальных войнах и приграничных конфликтах.

Когда? В 1984 году Дэн Сяопин сказал: «Китаю нужно как минимум 20 мирных лет для интенсивного внутреннего строительства». Будем ли мы ждать этих лет?

Усилия нового кесаря России В. Путина в предотвращении вероятного вооруженного конфликта с Китаем только-только начинают воплощаться в жизнь. Дай Бог, чтобы его вояжи по Юго-восточной Азии и визиты президентов государств региона, равно как и образование Дальневосточного Федерального округа с новым «генерал-губернатором» привели к ощутимым результатам. Пока же они только на словах. У России до сих пор нет национальной стратегической программы по развитию Сибири и Дальнего Востока. Нет широкой Азиатско-Тихоокеанской программы. Пришло время ее не только создать, но и опубликовать для широко обсуждения народом. Безусловно, многое останется засекреченным, но главное должны сказать людям, выживающим на дальних окраинах России.

Господи, да будет воля Твоя!

Александр Рожинцев



К записи 2 комментария

Стыдоба. Ещё и гонорар, наверное, заплатили.

Статья от украинских православных черносотенцев… мдя. Хотя бы орфографические ошибки вычитали и слова пропущенные вставили. +1 предыдущему комментатору.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *