Китай укрепляет свое влияние, студент за студентом

Центральноазиатские соседи относятся сегодня к Китаю чаще с опаской, нежели с любовью. Подобное отношение, пожалуй, наиболее явно проявляется в Кыргызстане, где несмотря на огромную зависимость от китайского импорта, принадлежащие китайцам торговые центры и горные выработки подвергаются в последние годы активным нападкам, а выдержанные в националистических тонах редакционные статьи в местной прессе играют на страхах перед Поднебесной. Но вся эта негативная пресса не останавливает Пекин от попыток упрочить дружеские узы и продвигать китайскую культуру в регионе.

Краеугольным камнем культурной дипломатии Китая выступает Институт Конфуция при Бишкекском гуманитарном университете и при Национальном университете. Основанные в 2007 и 2008 годах соответственно, эти финансируемые Пекином институты наполняют эти учебные заведения китайским духом, оплачивая труд преподавателей и выделяя средства на специализированные учебные пособия, помогающие порядка трем тысячам местных учащихся в постижении тонкостей тонального китайского языка. По словам директора Института Конфуция при Национальном университете Ванг Же (Wang Zhe), в средних и высших учебных заведениях республики в настоящее время работают 38 носителей китайского языка.

Сегодня выпускники вузов все чаще и чаще направляют свои стопы в Китай. Многие, по словам декана кыргызско-китайского факультета Бишкекского гуманитарного университета Владимира Лю, на родину не возвращаются. По его оценкам, ежегодно в Китай отправляются порядка сотни его выпускников: одни едут совершенствовать языковые навыки, другие – получать дополнительное образование. «Они остаются в Китае, завязывают контакты и находят работу в международных компаниях. Некоторые из них говорят на четырех языках и хорошо понимают свою ценность на рынке труда. Работая в Пекине, Шанхае или Гуанчжоу, они могут зарабатывать в 10 раз больше, чем получает здесь декан факультета», – говорит Владимир Лю, наполовину кореец, наполовину китаец из восточной России.

По словам директора Института Конфуция при Национальном университете Ванг Же, возможности, открывающиеся перед его студентами, не ограничиваются Китаем. Все чаще и чаще местные студенты со знанием китайского языка находят работу в других странах. Взять, к примеру, лучшего выпускника нынешнего года Ильяса Сабирова, нашедшего работу в расположенной в Казахстане сталелитейной компании, специализирующейся на торговле между Китаем и Россией.

«Он знает свыше четырех тысяч китайских иероглифов. Учитывая, что я знаю шесть тысяч, это совсем неплохо», – говорит Ванг Же, являющийся выходцем из города Урумчи в провинции Синьцзян, что на западе Китая. Бегло владея русским и китайским языками, Ильяс зарабатывает более тысячи долларов в месяц – в пять с лишним раз больше среднемесячной зарплаты по стране. В прошлом году благодаря своим лингвистическим знаниям ряд выпускников смогли найти работу в Объединенных Арабских Эмиратах, где быстрыми темпами растет присутствие китайских компаний.

И пусть это лишь небольшой ручеек в сравнении с сотнями тысяч граждан Кыргызстана, отправляющихся на заработки в Россию, Китай, по словам Владимира Лю, гонится не за количеством, а за качеством, предоставляя работу самым способным, а также тем, кто может сам заплатить за свое обучение.

По линии Шанхайской организации сотрудничества и аппарата президента Кыргызстана Пекин финансирует две программы, дающие возможность порядка 50 талантливым учащимся Кыргызстана, владеющим китайским языком, в течение года получать знания на территории Китая. Чтобы стать стипендиатом этой программы, учащиеся должны продемонстрировать хорошие знания на экзамене по китайскому языку, а также математике и другим дисциплинам.

Другие студенты, не владеющие китайским языком, главным образом отпрыски богатых жителей Кыргызстана, могут сами оплатить подобный курс, который обойдется им в 9 тысяч долларов, отмечает декан. Два Института Конфуция в Кыргызстане помогут учащимся с организационными вопросами.

Выпускников, владеющих китайским языком, и китаистов, желающих вернуться на родину, ожидают высокие посты на государственной службе. Жылдыз Сатиева, окончившая Бишкекский гуманитарный университет в 2006 году, а затем получившая степень магистра в Цзилиньском университете в городе Чанчун на северо-востоке Китая, работает теперь в аппарате президента консультантом по международным вопросам.

Когда студентка только приступала к занятиям, Бишкекский гуманитарный университет был единственным высшим учебным заведением в Кыргызстане, где вели преподавание носители китайского языка. Теперь, при финансовом содействии Китая, их можно найти и в вузах поменьше в таких административных центрах, как Джалал-Абад и Каракол.

Кыргызское общество по-прежнему склоняется в пользу России, признает Сатиева. Но, на ее взгляд, антикитайские настроения в Кыргызстане постепенно ослабевают. «Это [антикитайские настроения] изменится со временем, когда все больше людей станут овладевать китайским языком, а информация о китайской культуре получит более широкое распространение. Китайские фирмы открывают здесь свои конторы, появляются рабочие места для людей, понимающих эту страну и говорящих на ее языке», – подчеркивает она.

По словам китайского специалиста при Европейском совете по международным отношениям Рафаэлло Пантуччи (Rafaello Pantucci), Китай не спешит оставить свой культурно-экономический след на территории регионе. Пекин разыгрывает «неспешную партию», повышая свою привлекательность для жителей Центральной Азии. Будучи для представителей кыргызской элиты, отправляющим своих чад учиться за рубеж, все еще менее престижным направлением, нежели Европа, Северная Америка или даже Россия, «Китай постепенно становится более привлекательным для местного населения», сказал он EurasiaNet.org.

И хотя синофобия представляет для Китая определенную помеху в его попытках завязать дружеские отношения, в долгосрочной перспективе руководству центральноазиатских стран следовало бы преодолеть это явление, а не подпитывать его, полагает Пантуччи. «Ключевым моментом здесь выступает то, что для этих стран Китай является гигантским соседом, располагающим огромными финансовыми средствами и весьма заинтересованным в их устойчивом развитии. Так что этим государствам все-таки придется работать с ним, и работать с охотой», – говорит ученый.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *