Почему любой ресурс о Китае обречен? Часть четверая: Ресурс компетенции (201四)

poosemu

Предыдущие части.

 

Оставьте их: они — слепые вожди слепых;

а если слепой ведет слепого, то оба упадут в яму.

Год с момента написания предыдущей заметки о причинах гибели «китайских» ресурсов пролетел как один день. Я не думал, что буду писать еще одну заметку, потому что, казалось, сказал все. Однако новый опыт в работе с интернет-сайтом и десятком авторов и переводчиков, которые писали статьи для «Южного Китая«, породил осознание проблем, куда более серьезных, чем банальная неспособность большинства проектов хоть как-то окупаться.

Оказалось, что основной ресурс для ведения проекта о Китае — это вовсе не возможность оплатить трудо-часы (свои и других креаклов), не проблемы позиционирования, брендирования, нэйминга и прочего буржазного маректинга (хотя, безусловно, это важно), не до немонетарного куцая аудитория прокитайских сайтов. Нет.

Все это оказалось бумажными тиграми перед лицомтотального и удручающего отсутствия компентенции авторов и переводчиков — попросту говоря — оказалось, что мало кто из условных китаистов (далее УК.) действительно понимает, что же происходит в Китае и готов дать этим событиям хоть какой-то маломальски вразумительный анализ или описать уже на худой конец общий бэкгранунд или обстановку, связанную с этим событием. Ведь новость о Китае — это квадратное уравнение, в котором неизвестен не только смысл события, но и сам Китай.

 

Почему о Китае мы получаем только wow!-новости, где очередной лаобайсин с задернутой футболкой съел на ужин свою дочку? Потому что серьезные новости УК объяснить не может. УК может транслировать эмоцию: смех, страх, ненависть, раздражение, сочувствие — но не информацию, потому что он ее не понимает. Знание Китая и становится тем самым дискриминантом, которым мы решаем квадратное уравнение, делая Китай доступным для широкой аудитории. У большинства проектов не хватает именно этого ресурса, который становится ключевым, если издание выходит на широкий федеральный простор — ведь если вы вошли на стадию конкуренции с информационным агенством или крупным порталом — по оперативности подачи инфы и масштабам аудитории вы с ним соперничать не сможете, у вас остается только одно оружие — избыток компентенции, информированности, понимания, доступа к источникам, который я обобщенно называю ресурсом компетенции. Я осознал свое глубину в том числе и своего собственного незнания за этот год как никогда остро, хотя и промониторил столько новостей, сколько не читал их за всю свою короткую и нелепую жизнь.

Лирическое отступление, которое можно смело пропустить.

Знать Китай — дело сложное, а понимать Китай — как оказалось — еще сложней. Сон разума, который рождает чудовищ «небополитики» и целое сонмище ук-экспертов происходит из-за недостатка компетенции, понимания Китая. Печально. УК не знает китайской экономики, УК не знает китайской истории, УК не знает проблем китайского общества и государства, УК не знает разницы между Пекином и Гуанчжоу, для УК не существует факта, что 10% китайцев используют иероглиф вместо, УК, иной раз поработав в торговле лет этак с 8, узнает, что торговля в ЗСТ идет не за юань — а за оффшорный юань (вот такая вот валюта), УК наивен и верит заявлениям гонконгской прессы. УК — маникен, и очень часто оказывается, что люди из сторонних отраслей, которые не избирали себе Китай и китайский язык в виде профессии знают в разы больше УК — они просто читают больше книг о Китае, чем УК — он гораздо хуже простого автора-интеллектуала, так как он не испытал негативного влияния китайских источников, которые табируют основные китайские проблемы, славословят, да и просто не разбираются в предмете, условный интеллектуал оказывается часто гораздо эффективней в оценках, чем УК — у него есть обладание важной вещью — он видит big picture.

Вы спросите зачем бизнесу УК — я отвечу, он ему незачем, он ему таки совсем не нужен. УК ограничен, скуден и зашорен китайским взглядом на вещи (которого, кстати, тоже не осознает, принимая за чистую монету) — он не видит часто дальше границы с Гонконгом (в Гонконг — эту параллельную китаистической схоластики реальность — заглядывать боится, обзывает его Сянганом и трепещит того самого чудища-Китая, которое он сам же породил своими бреднями и скудоумием). Я опечален множество раз беседами с УК-ами, они огрызаются, трясут дипломами тамбовских вузов и научными работами, бросаются заявлениями о стаже, годах в Китае и прочими условными фактами вроде сумму зарплаты (которая тоже не очень высока, но УК это не вдомек, он так мало знает о Китае), оскорбляют, истерят: ты думаешь, в чем дело, что случилось, что не так? Почему один пишет за полчаса заметку, которая выстреливает на федеральный эфир, а второй не пишет ни одной заметки, но конвульсирует, как обесчещенная графиня — в чем причина, какое лекарство выписать во излечение от недуга. А потом ты понимашь, что ни в деньгах, ни в чем бы то ни было дело — а дело в банальной профнепригодности, просто человек всю жизнь делал вид, что он китаист — и ему этого хватало, хватало, чтобы бы чувствовать себя особенным, чтобы бросаться неприличными китайскими слогами, изумлять падкую на эдакое столичную публику, объяснять свое неразумение трудностями языка и загадками Китая.

Но недостаток китайской компетенции не только у отдельных УК, но и целых ресурсов — это только полбеды. Вторая половина, необходимая для донесения удовлетворительной новости, состоит в знании России. Русским интересно знать о Китае только то, что касается непосредственно их — но что УК знает о России? К примеру идет новость о Китайском ВВП — да, он вот такой большой просто wow!-какой большой. Конец новости. Сравнить, посмотреть, дать оценку УК не может. Не обучен. Вот и приходится повторять китайские басни во имя и в угоду мифического каэнэр-цензора, живущего по ту сторону зазеркалья. УК не дает оценки факту, не делает сравнения — факт повисает в воздухе. Факт не образует связи. Он одинок. Ему грустно.

Вот и остается довольствоваться wow!-новостями для женщин и детей и с нетерепением ждать когда умный и до печального одинкого в таком качестве Кашин напишет очередную статью, на которую сошлется Коммерсант, Лента, и все-все-все.Почему? Да очень просто — мы не работали с китайцами, мы просто покупали у них товар, как покупали у турок, вьетнамцев, бангладеш и т д. Покупали за сколько дадут и продавали в тридорого. Зачем здесь компетенция. А Кашин, который много пишет про ВПК — с ними работает и с теми, кто с китайцами работает. Это видно, людям нужно продать, им нужен результат, они изучают рынок — причем сверху донизу. Им не до баек и фантазий на тему о.

Я повидал много разных изданий о Китае, но до сих пор напрямую информацию о Китае доставала только «Русская Азия«, которая брала интервью у китайцев и гонконгцев и Колесов с его ЧайнаПро. Мне не нравятся многие методы Колесова, не нравится его корявый сайт, его манеры и его стиль — но он общается с реальными китайцами, а не только с русскими, которые с китаем как-то связаны.

Мне нравится, как выполнен проект «Правда в чае» — чифир самого хорошего розлива в стиле последних тендеций аля цукерберг позвонит, лук эт ми, фурфурфур. (и спасибо, что прислушались к моему совету и поменяли название паблика Нихао от Мао, теперь осталось поменять «правду в чае» на «Деловой Китай» — и процесс пойдет проще, впрочем, Колесов может вас обогнать — он все делает достаточно быстро). Но о бизнесе с Китаем там ничего нет. О том, как где-что купить есть, о том как бабло в Китай перевести — есть, растаможить — есть. То есть о том, как потратить деньги — есть все. А кейсов экспорта в Китай, кейсов реальных дел по инвестпроектам, сотрудничества с китайскими сетями, продажниками — нет. Ну нету. Приходила на эфир Галина Дударенок — говорила про экспорт в Китай, я очень жадно слушал, запомнил цифру 10 000 долларов за исследовние рынка (играем по-крупному), но ни одной марки, которую она продвинала на китрынок она не назвала. Вы будете с ней сотрудничать? Проблема большая, а кейсов нет, бизнеса реального — нет, ничего нет, а тема большая — при таком-то курсе на целковый. Колесов ставит в пример армян, которые продают сок. Я не буду комментировать, как не буду комментировать желание открыть ресторан русской кухни в Китае. У меня куча китаистов спрашивает — че делать, куда бежать, где заработать. Я бы, если бы остался без работы — уже давно бы по 100 китайцев на русские рынки привозил, но эта банальная мысль не приходит в голову УК и бизнесменам. Печально. Я думаю, УК от этой мысли отказываются в виду того, что не знают языка — а тут как раз надо знать, так как клиенты — китайцы.

Для Евгения Колесова я бы также отсоветовал лезть в политику под соусом китайского опыта — вас назовут агентом китайского влияния и вы можете закончить очень плохо, совсем не как Ленин. Жириновский тюрколог, Примаков арабист, Геращенко, который 5 лет прожил в Сингапуре никогда не ссылались на восточный опыт, хотя и имели его в нужном количестве. Россия — западная страна, а Александр Невский братался с Сартаком, так как последний был христианином.

Ресурс внимания

Вернемся к новостям :))) Впрочем, кроме ресурса компетенции есть еще и ресурс совсем другого характера, который очень тесно с ним связан. Это ресурс внимания аудитории. Действительно, на сколько хватит шуток про обнаженные животы, почки за айфоны, составленные из них же разные фигуры, животы, и прочие улекательные рассказы из жизни миллионеров из трущоб и снова животы? Не очень долго. Цикл. Примерно год. И он уже закончился, а шутка, повторенная дважды, не становится дважды смешнее, даже если это байка, как лаовая обманули и при это громко, как любят сельские жители, харкались и чавкали. Все опять упирается в неоходимость предоставлять новый материал, и если шутки о животах и писающих мальчиках, лежали на поверхности — то реальные новости приходится доставать — и опять все упирается в компетенцию. А ее нет.

А что там в «Южном Китае»?

В середине прошлого года я перестал заниматься пабликом — а сайт мы открыли в июле. В июле сайт посетило 2500 человек. В конце декабря будет 30 000. Паблик я забросил на год по двум причинам — узкоспециальные новости, которые я люблю и которые доставляют мне исследовательскую радость — не интересны широкому кругу читателей, особенно в погибающем ВК, который во многом скатился до одноклассников. Поэтому я взял таймаут на время создания сайта (вторая причина) — теперь, когда материалы сайта регистрируются поисковиками и новостными агрегаторами, остаются доступными всегда и легко находятся по поиску, а также доступны для широких народных масс — деятельность моей команды обретает смысл — и не только монетарный. Я никогда не любил заниматься клоунадой — меня привлекает только исследовельская деятельность: желание доносить свои концепции и внедрять их в жизнь, ничто не доставляет мне такого восторга — как открытие, на этом поприще у меня кроме Востфака СПбГУ, ИСАА и других научных организаций — конкурентов нет. Да, нам нужна аудитория для широкой дискуссии, и мы работаем над этим.

Проблемы.

К Южному Китаю часто предъявляют разные претензии:

1) правописание. Большинство наших авторов триязычны (англ, русс,кит), а также, как многие креативные личности страдают дислексией — мы читаем и говорим по-китайски, у нас проблемы и большие. Но что хуже — убогий дизайн сайта, который похож на стенгазету или интернет-версию газеты «Все для вас», или опечтаки в текстах? В любом случае проблему орфографии мы решим — со временем наймем корректора. Пока просим простить — мы уважаем русский язык и наших читателей, но в отличие от других проектов практически никто из нас не находится на фрилансе — мы вкалываем, и вкалываем по-черному — надо признать, что мы корпоративные рабы, и наша мечта от этого избавиться, но мы и не питаем креативных фантазий на тему креативных старт-апов в области китаистики (вот откроем сайт и заживем!), особенно условной китаистики.

2) вопрос политической лояльности. «Южный Китай» сразу обозначил свою позицию объективного наблюдателя. Гнуться под Китай, называя Гонконг Сянганом, и замалчивать протесты в ГК, в которых приняло участие 10% населения — передовая часть общества — вся гонконгская молодежь, мы не будем. Как не будем замалчивать то, что эти протесты были организованы и канализированы разными силами влияния, которыми всегда был полон Гонконг. Мы никогда не будем очернять Китай вцелом, и лично председателя Си Цзиньпина, даже если в ближайшие несколько лет все поменяется на 180 градусов. Мое глубокое убеждение состоит в том, что Си Цзиньпин — личность масштаба Мао и возможно больше, но проявить себя полностью ему еще не пришло время. Те, кто обвиняют нас по разным политическим вопросам, не понимают разницу между уважением и подобострастием — но она есть.

3) вопрос финансирования и организации. Впервые я узнал о городе Гуанчжоу в 2000 году, когда учился в старшей школе из книги Сладковского Российско-китайская торговля в 19-ом веке. В 10-м классе я написал работу Российско-цинские отношения, которую где-то даже публиковали. С тех пор я помню, что китайцы и даже маньчжуры с русскими справится не могли — мы все время выигрывали при китайском превосходстве в дестяки раз, а также несколько девизов цинских императоров 19-ого века — Канси, Юнчжэн, Цяньлун, Тунчжи, Гуансюй — все позабывал… Поскольку на историческое отделение мне поступить не удалось, я сие изыскания прекратил, написав на 2-ом курсе работу по сравнению грамматики путунхуа и кантоснкого, с тех пор и поненслось. Есть люди, которым постоянно что-то мерещиться. Вам мерещиться — креститесь. Никем,кроме моих знакомых из консалитнгового бизнеса Южный Китай не финансируется, если таковое слово можно применить к символическим оплатам рекламных банеров. Спасибо.

4) авторы. Собственно вся статья и посвящена тому вопросу, что их нет. Суммирую. Бросаться красивыми словами и изредка сообщать нечто — это одно, вести ежедневную ленту из 8-12 новостей — другое. Большинство из УК, к которым, поверьте, относятся все — и стар и млад, и женщины и мужичины, и условные журналисты, и условные исследователи и знатоки и те, кто закончил экономические отделения, и те, кто занимается торгами на бирже — все они обладают очень ограниченным ресурсом компетенции. К примеру, никто и никогда не то чтобы не отвечал на вопрос — почему Гонконгскую биржу сращивают с Шанхайской, а не с Шэньчжэньской, но даже и не задавлся этим вопросом. Я задаю вопросы, на которых не получаю ответов. В лучшем случае разводят руками и удаляются, в худшем истерят как бабы на базаре.

nnvavilov



К записи есть 1 комментарий

Автор молодец, жжот. Многого я не понял, но понял что автор умный.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *