Александр Храмчихин. Атака китайского авиапрома

xram4

В статье «Оверлорд» по-пекински» уже говорилось о составе ВВС НОАК. Однако их развитие заслуживает более подробного рассмотрения. Сразу следует оговориться, что Китай имеет вторую в мире по количеству боевых самолетов морскую авиацию (и это при отсутствии авианосцев), на вооружении которой состоят боевые самолеты тех же типов, что и в военно-воздушных силах, причем в сопоставимых количествах. Поэтому далее под ВВС будет пониматься совокупность собственно ВВС и морской авиации.

Еще в середине 90-х на вооружении китайских ВВС оставалось несколько сотен J-5 (МиГ-17). И еще в начале ХХI века больше половины боевых самолетов составляли J-6 (МиГ-19), а J-7 (МиГ-21) считались чуть ли не новыми и современными. Однако за последнее десятилетие НОАК претерпела разительные перемены во всех своих компонентах, включая ВВС.

Истребители: не добротностью, так количеством

J-6 три года назад были сняты с вооружения. Впрочем, примерно две тысячи этих самолетов остаются на хранении и, по-видимому, переделываются в ударные беспилотники (возможно, они будут работать как камикадзе). J-7 «выведены из первой линии», хотя в строевых частях остается от 700 до 800 машин этого типа различных модификаций. Более того, J-7 до сих пор производятся в Китае. В данный момент только на экспорт, но это не значит, что невозможно возобновление их поставок в собственные ВВС. МиГ-21 – машина по-настоящему выдающаяся, возможно, в Китае ее оценили больше, чем на родине. Китайцы взяли три производных от нее, создав экспортный истребитель 4-го поколения JF-17 (сейчас поступает на вооружение ВВС Пакистана). И даже сам J-7, простой, дешевый и маневренный, может очень хорошо создавать «эффект массы» во время будущей крупномасштабной войны на просторах Евразии. Так что, вероятно, история этого самолета отнюдь не окончена, а ее продолжение может быть очень неожиданным. Особенно для той страны, где он когда-то родился.

Кроме того, от прежних времен у китайцев осталось примерно 200 истребителей J-8, вполне посредственных самолетов, которые в ближайшие лет 10–15, видимо, отправятся на хранение или даже на слом.

Символом «новых времен» для ВВС НОАК стал истребитель Су-27, поставки которого в КНР начались в 1992 году. Китай купил у России 76 готовых Су-27СК/УБК, а затем произвел по лицензии 105 самолетов J-11А, после чего отказался от производства еще 95, предусмотренных контрактом, чем нанес реальный ущерб нескольким российским предприятиям, задействованным в производстве самолета. С 2007 года китайцы развернули серийное производство безлицензионного J-11В. Кроме того, в начале ХХI века Китай приобрел в России 76 Су-30МКК и 25 Су-30МК2 (последние – для морской авиации), после чего в 2012-м начал серийное производство безлицензионных J-16. В настоящее время на вооружении ВВС НОАК (с учетом морской авиации) имеется от 240 до 300 Су-27/J-11 (как минимум в 13 авиаполках) и не менее 110 Су-30/J-16 (как минимум в шести авиаполках). Эти цифры быстро увеличиваются за счет производства J-11В и J-16. Таким образом, по количеству тяжелых истребителей 4-го поколения Китай в ближайшие годы уверенно выйдет на первое место в мире, обойдя как США, так и Россию (при этом его машины будут физически новее и российских, и американских).

Кроме того, семейство Су-27 и его производных пополнят новые истребители. Во-первых, это палубный J-15, скопированный с купленного на Украине Т-10К. Сегодня два экземпляра этого самолета проходят летные испытания на авианосце «Ляонин». Китай собирался купить с целью копирования два российских палубных истребителя Су-33 (его прототипом и был Т-10К), но Москве впервые хватило сил отказать Пекину. Очень похожая ситуация складывается с Су-35С, наиболее совершенным истребителем данного семейства. Китай хотел купить четыре машины, Россия надеялась продать 48. Видимо, стороны сойдутся на 24, хотя и здесь все ясно: китайцы будут копировать не столько сам самолет, сколько двигатели (с этим у них самые большие проблемы).

Легким истребителем китайских ВВС является J-10, созданный на базе несостоявшегося израильского «Лави» (в основе которого в свою очередь лежит F-16), но со многими российскими комплектующими. Сегодня в восьми или девяти авиаполках имеется от 150 до 250 машин этого типа, их производство продолжается, осваиваются новые модификации. Скорее всего будет создан палубный вариант этого истребителя.

Чрезвычайно большой интерес за рубежом вызвали испытания в Китае самолетов J-20 и J-31. Если судить по их внешнему виду, они являются истребителями 5-го поколения: первый – как бы аналог F-22, второй – F-35. При этом хорошо известно, что китайские двигатели даже 4-му поколению не вполне соответствуют, есть также большие сомнения, что всем параметрам машин 5-го поколения соответствует местная авионика. Следовательно, перспективы двух этих самолетов не совсем ясны. С другой стороны, американский опыт говорит о том, что вся их концепция истребителей 5-го поколения может оказаться тупиковой ветвью развития с точки зрения критерия «стоимость-эффективность». Поэтому Китаю может оказаться вполне достаточно пары тысяч машин 4-го поколения (лет через 8–10 у него будет именно столько). С этим количеством истребителей его ВВС выйдут на первое место в мире. В США производство F/A-18E/F (уже почти закончившееся) и увязшего в многочисленных проблемах F-35 не покрывает списания F-15, F-16 и ранних модификаций F/А-18. И уж тем более в России закупки Су-35С никак не смогут компенсировать списания Су-27 и МиГ-29. Ситуацию не исправит и запуск в серию Т-50, даже если он состоится. КНР обойдет и США, и Россию количественно, практически не уступая качественно. При этом средний возраст китайских истребителей будет значительно ниже, чем американских и российских. Сравнивать ВВС НОАК с авиацией каких-то других стран (даже Японии, Индии и Тайваня) бессмысленно уже сейчас.

Ударная авиация: числом и новизной

Дела с ударной авиацией у Китая несколько хуже, чем с истребительной, хотя и здесь положение быстро меняется к лучшему. Только что завершилось производство штурмовиков Q-5, созданных на базе МиГ-19. Впрочем, эта машина многократно модернизировалась, в том числе с использованием западной авионики. Сейчас на вооружении ВВС НОАК имеется около 300 этих самолетов последних модификаций. Это примерно столько же, сколько у США А-10 и у России Су-25. Китайские штурмовики хуже качественно, зато физически новее.

Примерно сотня стратегических бомбардировщиков Н-6 (копия Ту-16) ранних модификаций – носителей ядерного оружия (свободнопадающих бомб) прорвать даже весьма посредственную ПВО не сможет. Однако в 90-е годы Китай получил с Украины советскую стратегическую КРВБ Х-55, а из Пакистана – американский «Томагавк». Благодаря их синтезу возникло семейство крылатых ракет, включая КРВБ СJ-10. Ими вооружены последние модификации Н-6 – Н-6Н (несет две КРВБ), Н-6М (4) и Н-6К (6). Этих самолетов в ВВС НОАК от 60 до 70, причем производство Н-6М и Н-6К, по-видимому, возобновлено (для Н-6К приобретаются российские двигатели Д-30КП2). На первый взгляд подобный шаг кажется абсурдом (Ту-16 создан в 50-е годы). С другой стороны, строить «навороченный» новейший самолет в качестве «извозчика» КРВБ большой дальности нет никакой необходимости. В конце концов В-52 ничуть не новее, но прослужит еще лет 30.

Основным фронтовым бомбардировщиком ВВС и морской авиации НОАК стал JH-7. Этот самолет ни с чего не скопирован, хотя напоминает Су-24, а также европейский «Торнадо». Сейчас в девяти авиаполках имеется 160–180 машин этого типа, их производство продолжается. JH-7 уступает качественно Су-24 и тем более Су-34 и F-15Е, но и здесь китайцы возьмут количеством и новизной (в физическом смысле).

Кроме того, ударную авиацию дополняют многочисленные баллистические, а теперь и крылатые ракеты различной дальности, входящие в состав либо сухопутных войск, либо «второй артиллерии» (здесь счет идет на тысячи), а также ударные беспилотники, которые в последние годы Китай демонстрирует очень широко и во множестве типов. Это «Илонг», очень напоминающий американский «Предатор» (который США не продавали даже ближайшим союзникам), WJ-600, целое семейство БЛА СН (СН-3/4/91/92). Можно, конечно, предполагать, что часть этих аппаратов является макетами, но лучше не тешить себя иллюзиями.

Неожиданное превосходство

Иллюзий у нас, увы, очень много. В частности, в России до сих пор распространена абсурдная уверенность, что Китай производит боевую технику (в том числе авиационную) в незначительных количествах и низкого качества. На самом деле китайский военный авиапром давно стал мировым лидером по своим производственным возможностям. В КНР в год строится больше боевых самолетов, чем во всех 28 странах НАТО (включая США) вместе взятых. Одновременно выпускаются J-11B, J-16, J-10, JH-7, Н-6М/К, а также на экспорт – J-7 и JF-17. В ближайшее время этот список почти наверняка пополнят J-15 и, возможно, J-20 и/или J-31. Кроме того, производятся учебные К-8 и L-15, транспортный Y-8 (очень успешно занимает на мировом рынке нишу своего советского прообраза Ан-12), создан первый китайский тяжелый транспортный самолет Y-20, который станет конкурентом Ил-76. Причем в случае обострения международной обстановки китайский авиапром способен еще более нарастить производство боевых, транспортных и специальных самолетов. Качественное отставание китайских машин от наиболее современных западных и российских крайне незначительно, оно не обеспечивает последним никакого принципиального превосходства. Тем более что, как было сказано выше, Китай компенсирует это незначительное качественное отставание значительным количественным превосходством и физической новизной машин.

Не менее существенно обновилась за последние два десятилетия и наземная ПВО НОАК. Хотя на вооружении ее до сих пор состоит ЗРК HQ-2 (копия С-75), Россия и здесь помогла Пекину качественно обновить технику за счет поставок ЗРС С-300П. Всего Китай приобрел один полк (два дивизиона) ЗРС С-300ПМУ (экспортная версия российской С-300ПТ), два полка (в каждом по четыре дивизиона) С-300ПМУ-1 (экспортная версия российской С-300ПС) и четыре полка (15 дивизионов: три полка по четыре дивизиона, один полк из трех дивизионов) С-300ПМУ-2 (экспортная версия российской С-300ПМ). К ним было куплено 150 ЗУР 5В55Р и 897 ЗУР 48Н6 (часть этих ЗУР, видимо, уже истрачена в ходе испытаний и учений). В некоторых источниках приводится вдвое большее число дивизионов всех указанных модификаций С-300, закупленных КНР в России, но тут вопрос в том, сколько считать ПУ в дивизионе. Общее количество ПУ составляет, очевидно, 160 единиц (по четыре ЗУР на каждой).

На основе «трехсотки», а также полученного из Израиля американского «Пэтриота» Китай создал собственную ЗРС HQ-9, а на основе ЗРК «Бук» (хотя в своем «первозданном» виде он в Китай не экспортировался) получился HQ-16. Обе эти системы находятся в производстве.

В целом китайские ВВС и ПВО как минимум практически сравнялись по своим возможностям с российскими и уверенно догоняют американские. Причем в соревновании с обеими этими странами (особенно, конечно, с Россией) тенденции однозначно говорят в пользу Китая благодаря его огромным производственным возможностям и очень быстрому научно-технологическому развитию. Мир хорошо знает о том, что КНР стремительно идет к мировому экономическому лидерству. Но почему-то не хочет видеть аналогичных тенденций в военной области.

Александр Храмчихин,
заместитель директора Института политического и военного анализа



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *