Конец США – это конец Китая

Уже через девять лет, в 2020 году, после того, как Белый дом десятилетиями увеличивал бюджетный дефицит, кредиторы Америки скажут «нет», и доллар утратит статус мировой резервной валюты. Вашингтон, не будучи способным финансировать свой дефицит при помощи государственных облигаций, т.к. желающих их купить уже не найдется, сделает то, на что обречена каждая империя в состоянии упадка: резко ограничит раздутый военный бюджет и начнет выводить военных с сотен заморских баз. Но это лишь ускорит падение. Восходящие региональные державы – Китай, Индия, Бразилия, Россия, Иран – начнут наперегонки вырывать друг у друга каждый кусочек океана, суши и киберпространства, который еще вчера находился под американским контролем. А что произойдет в самой Америке? Рост цен, безработица, падение реальных доходов приведут к тому, что политические споры станут все боле бескомпромиссными и бессодержательными. На волне разочарования, смешанного с отчаянием, и благодаря ксенофобской риторике, призывающей уважать страну, которую уже никто не уважает, к власти придут крайне правые. И таким образом американское столетие закончится… Такой образ будущего представил недавно профессор истории Висконсинского университета Альфред Маккой (Alfred McCoy) в своем громком тексте «Закат и упадок американской империи».

Каковы будут последствия банкротства Америки для всего остального мира? Обычно говорится, что это будет означать окончательный конец доминирования Запада и превращение Китая в новую мировую сверхдержаву. Это очень далеко от правды, которая будет значительно хуже: в проигравших могут оказаться все без исключения. Чтобы это понять, взглянем на происходящее. Второго августа наконец завершился постыдный спектакль, подготовленный нам Вашингтоном: была поднята планка государственного долга. Однако вздохов облегчения не последовало. То, что Конгресс будет вынужден на это согласиться, было известно заранее, т.к. его «нет» означало бы банкротство США. Поразительной была абсурдность американского спора: «Обычно государства задумываются, сколько они могут потратить до того, как они возьмут кредиты. Американцы решили сделать наоборот: начать с трат», — иронизировал один высокопоставленный китайский чиновник.

Постыдные дебаты на тему долга – это чувствительный удар по имиджу Америки в мире, практически столь же сильный, как финансовый кризис 2007-2008 годов. Основными противниками Обамы были люди из «Движения чаепития», не имеющие ни малейшего понятия об экономике. Во имя компромисса Обама согласился на их условия. Коротко говоря, решающий голос в деле будущего крупнейшей мировой державы получили люди с сознанием базарной бабы. Президент стал заложником «Движения чаепития», которое при помощи шантажа получает все больше реальной власти в Белом доме. «Барак Обама наверняка чувствует себя проигравшим», — сказал Newsweek политолог Брайн Дарлинг (Brian Darling) из консервативного фонда Heritage Foundation.

Достигнутое с республиканцами соглашение по ограничению долга не способствует созданию новых рабочих мест и не решает фундаментальных проблем с публичным долгом. И это, несомненно, не поможет Обаме на грядущих президентских выборах.
[…]

В 80-е годы немецкий политик Хельмут Шмидт (Helmut Schmidt) язвительно назвал Советский Союз «Верхней Вольтой с ядерным оружием». Вскоре после окончания дебатов по бюджету экономический обозреватель газеты The Times написал: «Соединенные Штаты превращаются на наших глазах в Грецию, только имеющую Google».

Эти слова являются, конечно, преувеличением, однако кризис США во многих сферах просто невероятен. Достаточно мельком взглянуть на статистику. Десять лет назад Америка занимала первое место в мире по доходу на душу населения, сейчас – седьмое. Еще не так давно США были первыми по проценту молодых людей с высшим образованием, сейчас они стали двенадцатыми. С 2001 года США закрыли более 42 тысяч фабрик и потеряли около 35% рабочих мест в производственных отраслях. В 2001 году США занимали четвертое место в мире по числу жителей, пользующихся широкополосным Интернетом, сейчас – лишь пятнадцатое. За последние 30 лет большинство американских работающих граждан обеднело из-за прекращения роста реальных доходов и ограничений в сфере социальных выплат. Между 2002 и 2007 годами 65% реального роста заработной платы попало в карман одного процента тех, кто зарабатывает больше всего.

США стали страной, где элитам живется отлично, а простым людям – все хуже. «Я перестаю верить в Америку. Раньше здесь можно было нормально работать и растить детей. Сейчас работы кот наплакал, а людям сложно выживать, потому что все дорожает. Рабочие места уходят в Китай, который нас скоро обгонит», — говорит Newsweek мать троих детей Мэри Хауснер, которая работает в одном из торговых центров в Нью-Джерси.
[…]
По некоторым последним прогнозам, в 2016 году Китай обгонит США и станет ведущей мировой экономической державой (по показателям покупательной способности). Черепаший темп развития американской экономики может привести к тому, что это произойдет еще раньше. Однако тяжелое положение Америки – это плохая новость и для Китая. Они инвестировали в американские гособлигации невероятные деньги – примерно 1,1 триллиона долларов. К этому следует добавить сотни миллиардов, инвестированных в фонды и агентства, свзяанные с рынком недвижимости. Общий объем китайских валютных резервов, деноминированных в долларах, составляет сейчас почти два триллиона. Помимо этого курс китайской валюты, китайского юаня, уже в течение почти 20 лет привязан к доллару.

«Сейчас, когда капитализм американского типа рухнул, пришло время китайской модели», — сказал в 2008 году американцам один из китайских чиновников. Когда вскоре после этого Тимоти Гайтнер (Timothy Geithner), министр финансов администрации Обамы, уверял в Пекинском университете, что инвестировать в американские облигации абсолютно безопасно, студенты разразились громким смехом. Вначале китайская реакция на кризис состояла из смеси чувства собственного превосходства и пренебрежения к Америке. В глазах китайцев крах был доказательством их превосходства. Они демонстрировали всеми возможными способами, что мнение Запада их уже не волнует. Одним из многочисленных проявлений этих изменений было усиление репрессий в отношении оппозиции, а далее – усиливающаяся дерзость в действиях китайских дипломатов.

Осознание истинных последствий кризиса дошло до китайцев с некоторым запозданием. Какое-то время они сидели тихо. Они не хотели, чтобы кто-нибудь узнал об их слабом месте – боязни банкротства Америки. Потом они поняли, что молчание ничего не даст. Два года назад на устроенной с большим размахом экономико-стратегической встрече команды Обамы с представителями китайских властей, китайцы попросили директора Административно-бюджетного управления Питера Орсага (Peter Orszak) как можно подробнее объяснить им, откуда Белый дом собирается взять деньги на реформу здравоохранения. Их интересовал только один аспект: каким образом это отразится на дефиците США. Долгое время Пекин использовал для выражения своей обеспокоенности исключительно дипломатические каналы, но потом перестал заботиться о конфиденциальности. Когда абсурдные дебаты в Конгрессе на тему долга стали затягиваться, а угроза снижения рейтинга США стала реальной, китайцы стали делать заявления, показывающие их панику. «Китай надеется, что администрация США предпримет соответствующие шаги, чтобы решить проблему долга», — заявил 1 августа глава центрального банка Китая Чжоу Сяочуань. Подобную риторику до недавнего времени использовал Запад, когда хотел призвать к порядку кровавого диктатора, истребляющего гражданское население.

Китайцы поняли, что их стратегия – экономить по максимуму, а потом — вопреки азбуке начинающего инвестора — сложить все яйца в одну корзину, в дальнейшей перспективе самоубийственна. Они, впрочем, уже пытались какое-то время уйти от проклятия доллара, но это им не удавалось, поскольку другой корзины, куда они могли бы сложить свои яйца, не было. Когда в конце июня премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао приехал в Европу, его принимали с большими почестями в первую очередь потому, что китайцы инвестируют в облигации стран еврозоны, которым грозит кризис, а это помогает ЕС стабилизировать свою валюту. Сейчас прримерно 40% китайских инвестиций в ЕС приходится на старны PIIGS: Португалию, Италию, Ирландию, Грецию и Испанию. Европа, разумеется, за это признательна. Однако, сомнительно, чтобы покупка долгов стран, которым грозит банкротство, было хорошим способом спасти собственную шкуру.

Впрочем, все инвестиционные усилия китайцев приносят слабые результаты. Они старались скупать месторождения природных богатств, но их предложения по политическим соображениям отвергались везде, кроме нищей Африки. Инвестиции в иностранные независимые фонды завершились фиаско по тем же причинам. Государственные китайские предприятия начали скупать компании за границей, в том числе в США, но это не имело никакого экономического смысла: они не заработали ни копейки. Пекин разработал экспериментальную схему, согалсно которому расчеты во внешней торговле должны вестись не в долларах, а в юанях. Система была внедрена два года назад, но это ничего не дало. Китайские резервы продолжают расти.

Короче говоря, падение США не будет означать победы Азии над Западом. Он будет означать и падение Китая. Должник потянет за собой на дно своего кредитора. И тогда затяжной общемировой кризис станет неизбежным.

Источник.



К записи есть 1 комментарий

немного про китайскую мощь и развитие. Около 40% населения пенсионеры, абсолютно без всяких пенсий, около 50 миллионов больны раком, обычно записанным как ангина, чесотка…, практически 120 миллионов мужиков отрезали себе яйца, столько же баб старше 16 лет после первого аборта бесплодны навсегда и с измененной биохимией.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *